Рейтинг@Mail.ru
Home / РАССЛЕДОВАНИЯ / Громкое дело янтарной мафии
19.06.2019

Громкое дело янтарной мафии

Кто поджег здание СКР

Тихим майским утром 2017 года в Москве произошел беспрецедентный пожар. Стараниями поджигателей сгорело здание целого отдела Следственного управления СКР по Москве.

В небольшом двухэтажном домике в поселении Сосенское расследовали преступления, совершенные на территории Троицкого и Новомосковского округов. Среди них — бойня на Хованском кладбище, а также беспрецедентное по дерзости уголовное дело группы сотрудников уголовного розыска УВД ТиНАО, обвиняемых в кражах, грабежах, взятках. Потерпевшие от сыщиков — коммерсанты, торговавшие янтарем.

Вскоре стало ясно: пожар выгоден в том числе фигурантам «янтарного» дела: из 177 томов сгорело 35. Утраченные документы удалось восстановить, а дело на днях поступило в суд. Впрочем, следователи рано радовались — Мосгорсуд возвратил дело прокурору Москвы. И всех обвиняемых отпустили на все четыре стороны.

За две недели до дерзкого поджога следователи СК проводили интенсивные следственные действия — обыски, допросы. Картину преступления они складывали по крупицам, как пазл. Главное действующее лицо, по их версии, — капитан полиции Павел Шафорост, начальник 2-го отделения уголовного розыска УВД по ТиНАО. Амбициозный молодой человек некогда служил в МУРе (на самую верхушку сыска, как считают, он взлетел не без участия брата, министра по обеспечению контрольных функций правительства Тверской области). Но в 2014 году сыщика Шафороста вдруг понизили — отправили в Новую Москву.

На допросе в СК начальник УСБ по ТиНАО рассказал — Шафорост любил жить красиво. Он менял дорогие машины как перчатки (катался на «Вольво», «Мерседесе», «Ниссане»), одевался в брендовых магазинах. Жил он всегда на съемных квартирах. Хотя брат-чиновник останавливался в своих апартаментах в доме на Можайском шоссе (впрочем, записанных на мать супруги).

Из показаний особиста: «Оперативника отличала ярко выраженная установка лидера, по характеру он скрытен, алчен, мстителен, стремился к легкой наживе. Любил рассказывать про преемственность к правоохранительным органам, его брат Виктор — бывший следователь МВД».

У Шафороста, по некоторым сведениям, были связи в китайской диаспоре Москвы, которая имеет бизнес-интересы в торговле янтарем. Китайцы уважают этот камень, востребованность гигантская, а из Москвы в Поднебесную янтарь нередко переправляется контрабандой.

На свою беду связался с янтарным бизнесом коммерсант Роман Рогов. Некогда он предполагал переработать купленный в Калининграде янтарь в драгоценные изделия, но бизнес не пошел. И Рогов разместил объявление в Интернете о продаже 4 кг янтаря за 1,5 млн руб.

Бывший оперативник Павел Шафорост. Фото: Наталья Мущинкина

Вскоре позвонил некий человек, договорился о встрече со своим компаньоном — им выступил Шафорост. Встречу с Роговым оперативник назначил на 25 марта в бизнес-центре «Румянцево». Сыщик знал местного начальника службы безопасности и заранее рассказал о намеченных оперативно-розыскных мероприятиях — типа на удочку попадутся торговцы краденым. Помещение для «операции» предоставили без лишних вопросов. Примечательно, что позже руководители Шафороста не узнавали в документах на проведение обысков своих подписей.

Рогов вспомнил, что на встрече Шафорост первым делом осмотрел янтарь, сделал кому-то звонок — мол, доставайте деньги из сейфа и привозите, однако внезапно в кабинет ворвались сотрудники полиции. Полицейские настолько вошли в роль, что пара тумаков досталась самому оперативнику. Сыщика, как и Рогова, заковали в наручники и потребовали деньги — мол, надо откупаться, иначе посадят за незаконный оборот драгоценных камней.

Шафорост бросил конверт с деньгами на стол. Видимо, этого же ждали от Рогова.

Коммерсант запротестовал — он законопослушный гражданин!

«Это может измениться за одну секунду, — засмеялись люди в погонах. — А если мы найдем в твоей машине оружие или наркотики?»

Камеры видеонаблюдения засекли, как двое сотрудников ППС и двое оперативников в гражданской одежде проследовали к машине бизнесмена. В сумке лежал травматический пистолет. Полицейские забрали оружие и 200 тыс. руб. — деньги компаньона Рогова.

От Рогова потребовали еще денег, и испуганному бизнесмену ничего не оставалось, как позвонить приятелю и попросить перечислить на карточку 200 тыс. руб. И это помимо украденного янтаря.

Следователи СК проделали кропотливую работу, чтобы доказать все эти моменты. Поймать нечистых на руку полицейских, особенно оперативников, которые осведомлены обо всех уловках, да и лично обведут вокруг пальца кого угодно, — очень непросто. Но возможно при желании.

Видеорегистратор машины Рогова записал разговоры стражей порядка.

— Лох сладкий, сейчас мы его разгрузим, — фразочками на тюремном жаргоне обменивались полицейские между собой, обыскивая авто.

— Ты чего, козел, хочешь? Обыск мы проводим! — это они обращаются к мужчине, который робко сделал замечание, что машина припаркована на чужом месте.

При этом «обыске» по документам якобы присутствовали двое понятых — Виктор и Ян. Они признались, что приятельствовали с Шафоростом (не правда ли, очень напоминает дело журналиста Ивана Голунова?). Следователи СК допросили бывшую жену одного понятого, Виктора, она подтвердила, что Шафорост и Виктор — друзья неразлейвода. Шафорост возил гостей на свадьбе Виктора, есть общие фотографии. В день нападения на Рогова ни одного понятого на месте не было, Виктор, как установил биллинг его телефона, вообще находился в Красногорске. В показаниях бывшая супруга подтвердила, что порой Виктор даже не присутствовал на месте проведения обысков. За него «отдувался» коллега по работе в книжном магазине — Ян.

По версии следователей (это подтверждает и бывшая жена Виктора), роль понятых сводилась к банальному изъятию вещдоков. Пока Шафорост как сотрудник полиции проводил какие-либо проверочные мероприятия — обыскивал, допрашивал, — они прятали по своим карманам и сумкам наиболее ценные вещи.

Когда подозрительные дела оперативников начали вскрываться, Щербинский суд арестовал трех полицейских — сыщика Шафороста, одного оперативника и патрульного. Остальных стражей порядка отправили под домашний арест. Но прошел месяц — и двоих блюстителей закона отпустили домой. В апреле 2017 года отправили под домашний арест и самого Шафороста.

— К этому моменту допросили экс-супругу понятого, которая дала значимые для следствия показания; через день шли обыски у причастных к этой истории, — рассказал источник в следственных органах. — Оперативники поняли, что дело запахло жареным… А вскоре стало жарко уже у нас в офисе — загорелся Следственный отдел.

В тот роковой день последний следователь ушел с работы в 23.40, а в 1.40 жители уже звонили в пожарную службу. Поджигателя в черной куртке и капюшоне запечатлела видеокамера. В руках он держал пластиковую бутылку. У следователей есть кое-какие подозрения. Есть даже информация, что поджигателю заплатили 5 млн рублей. Но поймать его пока не удается.

Громкое дело янтарной мафии: кто поджег здание СКР

Фото: Кирилл Искольдский

В том, что главной целью поджога было уничтожение материалов по Шафоросту, — никто не сомневался. Других резонансных дел в отделе на тот момент не было — материалы по бойне на Хованском кладбище незадолго передали в аппарат столичного управления СК.

Частично дело Шафороста лежало в сейфе, частично — в шкафу кабинета следователя на втором этаже. Подожгли два кабинета — следователя и руководителя Следственного отдела. Обе двери легко выбили ногой.

Огонь уничтожил 35 томов уголовного дела. Потребовалось два года, чтобы все восстановить. К счастью, многие документы следователь хранил в отсканированном виде и время от времени обновлял флешку.

В декабре 2017 года — очередной удар для Шафороста: показания следователям СК дал оперативник УВД ТиНАО, долгое время находившийся в розыске. Одно время мужчина скрывался в Белоруссии, некоторое время жил в Твери. Именно от этого оперативника следователи СК узнали об аналогичном происшествии, жертвой которого стал янтарный предприниматель Евгений Дандыль.

Опасаясь, что Шафорост в любой момент из-под домашнего ареста ударится в бега, следователи экстренно передали материалы в Пресненский суд. В феврале 2018 года Шафороста взяли под стражу. Вскоре уголовное дело в 177 томах направили в Мосгорсуд, самому Шафоросту вменяли пять статей — два эпизода по ст. 290 УК «Получение взятки», ст. 286 УК «Превышение должностных полномочий», ст. 158 УК «Кража» и ст. 161 УК «Грабеж».

А поджоги тем временем продолжались. Неожиданно вспыхнул и сгорел дотла автомобиль Рогова. Бедный коммерсант (он находится под госзащитой) буквально плакал в кабинете следователя — мол, за какие грехи на его голову свалились все 33 несчастья.

Фээсбэшники установили причастных к поджогу иномарки троих жителей Костромской области — все судимы за кражи и грабежи. В июне 2018 года их вместе с предполагаемым соучастником задержали. Четвертым оказался… Виктор Шафорост, могущественный министр и брат оперативника. Всей компании вменили две статьи УК: «Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования» и «Умышленные уничтожение или повреждение имущества».

История по-своему уникальная. Нечасто бывает, что целое отделение уголовного розыска загремело в СИЗО. Куда смотрели сотрудники УСБ? А где были кадровики? Причастность же к этому делу министра, пусть и регионального, придавало истории особую пикантность. Поджог здания СКР — вообще неслыханное происшествие для Москвы. Казалось, вся компания вот-вот загремит в тюрьму — всерьез и надолго.

Но тут снова произошло нечто невероятное.

Судья Мосгорсуда отправил дело Шафороста-полицейского прокурору Москвы для устранения недочетов в деле. И это еще полбеды, такое случается. Но служитель Фемиды посчитал, что никакой угрозы от фигурантов дела больше не исходит — всех отпустили на свободу в зале суда, хотя предельный срок их содержания под стражей еще не истек. И это несмотря на то, что пока расследовалось дело, жертве угрожали, подожгли машину и здание СКР! Действительно, кого тут бояться?

А параллельно на другом конце Москвы, в Чертановском суде, благополучно «слили» дело о поджоге автомобиля Рогова. Судья сочла, что следователь неправильно определил стоимость машины, и тоже вернула дело Шафороста-министра в прокуратуру. Удивительное единодушие!

Оба решения судов обжалованы. Следователи СК собирают доказательства создания преступного сообщества, выделили пять материалов, по ним ведется расследование. Правда, сами следователи уже разводят руками: какими, интересно, должны быть улики, чтобы их «клиенты» все-таки получили по заслугам?

Другое мнение

Комментирует адвокат Кайрат Маминов (представляет интересы одного из обвиняемых сотрудников полиции):

— Это уголовное дело очень долго расследовалось — возбудили в 2016 году, а в суд пошло в 2019-м. То есть 2,5 года люди были кто под арестом, кто под домашним арестом, и максимальный срок содержания под стражей 1,5 года давно истек. Плюс те преступления, которые им вменяются, не говорят о такой опасности, чтобы обязательно брать под стражу — это не убийцы, не террористы, не насильники. Поэтому суд посчитал, что содержание их под стражей столько времени не соответствует требованиям закона, и вынес обоснованное решение освободить всех, но ввести ограничения — например, в ночное время находиться дома. Почему направили на дополнительное расследование? Из-за нарушений, в частности, откровенно натянутых составов преступлений (взятка, например). Судья все свои мотивы изложил очень четко и подробно. Материалы в том виде, в каком они поступили в суд, не могут быть рассмотрены.

Станислав Юрьев

По информации: «Московский комсомолец»

Обсуждение закрыто.

Scroll To Top