Рейтинг@Mail.ru
Home / РЕГИОНЫ / Кризис первичного звена
29.10.2019

Кризис первичного звена

Почему в регионах загибается медицина

2019-й по праву можно назвать годом врачебных бунтов. Сотни медиков по всей стране устраивают «итальянские забастовки» или попросту увольняются. Они не хотят работать в разваливающихся зданиях, без лекарств и с мизерными зарплатами. Медик может уйти в другое место, а вот что делать местным жителям, у которых выбора нет?.. Владимир Путин обеспокоен ситуацией в первичном звене здравоохранения и поручил замглавы правительства Татьяне Голиковой решить эту проблему.

Пока в высших эшелонах власти «решают» проблемы врачей и реформируют здравоохранение, в регионах люди либо совсем остаются без медицинской помощи, либо с такой, что лучше умереть заранее. Жители районов, посёлков и деревень оказались в этой ситуации «слабым звеном».

Больницы из фильмов ужасов

Перспектива оказаться в районной больнице для жителей многих городов становится настоящим кошмаром наяву. Помещения больше напоминают сцены из фильмов ужасов — и такова типичная картина для многих региональных больниц.

О состоянии одной из таких «лечебниц» — больницы № 2 города Златоуста — недавно рассказывал Лайф. Возмущённые пациенты больницы, что находится в Челябинской области, выложили снимки учреждения в социальные сети. На кадрах видны окровавленные матрасы, которые, очевидно, не меняли годами, гигантские дыры в потолке и просто разваливающиеся стены. И всё это несмотря на то, что на ремонт выделялись деньги.

— В 2018 году было выделено около 200 тысяч рублей на внутреннюю безопасность, — рассказал Лайфу активист «Гражданского патруля» Андрей Королёв. — Но непонятно, почему такие дыры в больнице. Шлакоблок просто вываливается, там под подоконником была огромная дырища, он лежит весь наружу, не огороженный даже. Больница просто в ужасном состоянии, внутри отделения неврологии просто ужас, с такими матрацами. Я считаю, что даже на 60–70 тысяч эти дыры можно было бы заделать.

ГБУЗ "Городская больница г. Златоуст". Фото © VK / Гражданский Патруль Златоуст

ГБУЗ «Городская больница г. Златоуст». Фото © VK / Гражданский Патруль Златоуст

По его словам, больница находится в таком виде с 2017 года. Тревогу о состоянии местной больницы забила и жительница Пермского края Юлия Борисова. Как сообщал Лайф, этим летом ребёнка жительницы Пермского края Юлии Борисовой доставили в больницу города Горнозаводска с высокой температурой.

Девочку с ангиной определили в инфекционное отделение. Мать была шокирована состоянием этой части здания. Отвалившаяся плитка, матрасы и подушки со следами запёкшихся крови и пота, разваливающиеся тумбочки и тотальная антисанитария — всё это видно на кадрах, которые Юлия выложила в сообщество «Подслушано Горнозаводск» в соцсетях.

Нужно заметить, что реакция персонала не заставила себя ждать.

— Заведующая инфекционным отделением прибежала и начала кричать, чтобы я всё удалила. Что это позор на всю страну, так их никто ещё не подставлял. Попросила больше не жаловаться и просто радоваться, что получаем бесплатное лечение, — рассказала женщина Лайфу.

По её словам, в таком же состоянии находятся все корпуса больницы. «Я уже лежала в другом отделении этой же городской больницы, — отметила Юлия, — там всё в таком же состоянии, и ничего не меняется с годами. Они делают только косметический ремонт, а внутри, в палатах, ничего не меняют. В этой больнице ещё и пищеблок закрыли, теперь частники возят еду ужасного качества в контейнерах. Нахождение здесь — сплошное мучение». Войти в это здание можно разве что под предлогом смертной казни.

Так выглядит один из корпусов Городской клинической больницы № 12 Нижнего Новгорода, сообщают СМИ. Внутреннее «убранство» неврологического отделения этого лечебного заведения мало чем уступает внешнему облику. Вздутый линолеум на полах, отваливающаяся штукатурка и огромные трещины, разделяющие стены буквально пополам.

И даже если справиться с неврологией в таких условиях получится, то не факт, что выйти из больницы удастся целым. Именно это случилось с пожилой пациенткой. Женщина споткнулась о железный порожек при выходе из здания и сломала руку.

Вот здесь пострадала пенсионерка. Фото © NN.RU / Яна Лямина

Вот здесь пострадала пенсионерка. Фото © NN.RU / Яна Лямина

Почему нет лекарств?

Однако наличие хоть какой-то больницы не гарантирует, что пациент останется жив. Врачам иногда нечем лечить пациентов.

В июне этого года в одной из больниц Челябинской области мужчина умер… из-за отсутствия антидота против яда гадюки. Змея укусила 46-летнего коннозаводчика, когда тот пас своих лошадей. Родственники вызвали врачей, но противоядия не оказалось ни на станции скорой помощи, ни в районной больнице, куда доставили пострадавшего. По данным регионального Минздрава, сыворотку заказывали (!) через врачебную комиссию лечебного учреждения. А вот доставили её только на следующий день, когда пациента уже не стало.

Фото © OK / Эдуард Боровиков

Фото © OK / Эдуард Боровиков

К слову, проблема снабжения лекарствами стала настоящей катастрофой в этом году. Треть тендеров на закупку лекарств осталась без заявок. По данным СМИ, из-за низких цен компании даже не участвовали в аукционах на поставки таких важных препаратов, как инсулин, который жизненно необходим диабетикам. Низкие цены стали причиной срыва заявок и на закупку обычного физраствора. Всего, по данным ОНФ, в первом полугодии было проигнорировано более 45 тыс. закупок лекарств. Одними из самых популярных в списке оказались вакцина для профилактики бешенства и иммуноглобулин человека против клещевого энцефалита.

Так, в июне этого года в Ленинградской области закончился тенофовир — один из главных препаратов для ВИЧ-инфицированных на начальных стадиях. «26 июня я обратился за препаратами, которые мне необходимы. Но лечащий врач ответила мне, что препарат на данный момент отсутствует, — рассказал журналистам житель Ленобласти Роман Яковлев. — Предложила сменить схему лечения. Но это, как она сразу заметила, может отрицательно сказаться на здоровье, например, вирус может мутировать. Либо предложила выписать мне рецепт, чтобы я купил препарат за свои деньги. А я не собираюсь менять схему лечения, она у меня хорошо идёт».

По словам специалистов, такие «промахи» с закупкой лекарств могут закончиться настоящей эпидемией СПИДа.

Лечить негде и некому

Оказывается, наличие хоть какой-то больницы в окрестностях может показаться счастьем. В некоторых населённых пунктах медицинской помощи не существует.

В таком положении, к примеру, оказались 330 жителей посёлка Ивакинский Карьер в Пермском крае. Ближайшая больница находится в районном центре Александровске, до которого 21 километр. Всё бы ничего, но недавно частная компания, обслуживавшая маршрут до райцентра, отказалась возить людей даже за деньги, сообщают местные СМИ.

Кисловодская городская больница. Хирургическое отделение. Послеоперационная палата.Фото © VK / Мой Ставропольский край КМВ Пятигорск Кисловодск

Кисловодская городская больница. Хирургическое отделение. Послеоперационная палата. Фото © VK / Мой Ставропольский край КМВ Пятигорск Кисловодск

Однако наличие в селе или посёлке так называемого ФАПа (фельдшерско-акушерского пункта. — Прим. ред.) вовсе не гарантирует, что его жители получат медицинскую помощь — на местах нет персонала.

По этой причине минувшим летом закрылся фельдшерский пункт в селе Смоленщина Иркутской области. После публикаций в региональных СМИ власти нашли выход из ситуации: несколько раз в неделю сельчан будут принимать фельдшер и педиатр — два врача на пять тысяч сельчан.

В некоторых областях нет ряда специалистов. По словам председателя Комитета по вопросам социальной политики Заксобрания Амурской области Андрея Рудя, в регионе «есть сёла, где вообще нет стоматологической помощи или зубной врач один на весь район». К примеру, лишь один стоматолог последние два с половиной года обслуживает Архаринский район, а в Серышевском районе — два врача на всех пациентов.

С такой же проблемой столкнулась 65-летняя жительница Еманжелинска Челябинской области Татьяна. Хроническая «сердечница», она каждые полгода посещала кардиолога, однако при последнем визите в поликлинику услышала, что для консультаций ей теперь придётся либо ездить в Челябинск, либо обращаться в частные клиники. «В поликлинике мне сказали, что кардиолог умерла, другого нет, — рассказала Татьяна. — Придётся ехать в Челябинск. Хотя, конечно, это никуда не годится».

До своей кончины этим летом врач была единственным государственным кардиологом на весь район, в котором вместе с населением посёлков живёт 50 тысяч человек.

Выживание врачей

Нехватка врачей на местах — краеугольный камень современной отечественной медицины. И это неудивительно. Ведь врачам приходится выживать на свои зарплаты.

В этом кабинете принимали фельдшер и узист. Фото © 59.ру / Сергей Федосеев

В этом кабинете принимали фельдшер и узист. Фото © 59.ру / Сергей Федосеев

— У нас в марте врач-терапевт уволилась, у неё зарплата была 18 тысяч. У её мужа-хирурга — 35 тысяч за счёт того, что он, работая 5/2 в стационаре, брал ещё по восемь дежурств, — рассказал в интервью журналистам председатель регионального профсоюза «Альянс врачей» Новгородской области Дмитрий Соколов. — У среднего персонала у нас в области зарплаты ещё меньше: медсестра в поликлинике получает восемь тысяч, в стационаре — 15″.

Также он рассказал, что в городе Старая Русса межрайонный центр теперь обслуживает восемь районов. Если раньше больница обслуживала 40 тысяч населения, то теперь число пациентов увеличилось в несколько раз, а врачей больше не стало. Основные проблемы, по его словам, это «нехватка лекарств, томограф не работает более полугода, низкие зарплаты, многие из врачей предпенсионного возраста вынуждены брать по две ставки».

Зимой медики и местные жители добираются по Каме на "Буране", а летом — на лодке. Фото © 59.ру / Сергей Федосеев

Зимой медики и местные жители добираются по Каме на «Буране», а летом — на лодке. Фото © 59.ру / Сергей Федосеев

В таких условиях врачам приходится добираться до своих пациентов в буквальном смысле на санях. Это фото с подписью «До ФАПа врачи добираются с комфортом» опубликовано на сайте одного из пермских СМИ. Чтобы оказать помощь своим пациентам в селе Нижнее Красное, врачу с фото нужно проехать 66 километров на машине от Добрянки до Челвы. Затем — шестикилометровая дорога через лес до Камы, и через реку — на санях, прикреплённых к «Бурану».

Владимир Катасонов

По информации: «Life»

Обсуждение закрыто.

Scroll To Top