Рейтинг@Mail.ru
Home / БАНКИ / ВТБ собрал половину долгов «Мечела»
07.11.2019

ВТБ собрал половину долгов «Мечела»

ВТБ стал основным кредитором «Мечела» — ему перешел долг от Сбербанка почти на 50 млрд руб. Сделка, по информации РБК, прошла в формате обмена: Сбербанк в том числе получил долги «Евроцемент груп» Филарета Гальчева перед ВТБ

ВТБ выкупил весь долг «Мечела» перед Сбербанком на сумму около 50 млрд руб., рассказал РБК источник, близкий к сделке. Представитель ВТБ подтвердил факт перехода долга «Мечела», но от дальнейших комментариев отказался. В Сбербанке не стали комментировать сделку. В «Мечеле» на момент публикации не ответили на запрос РБК.

На конец июня 2019 года общий долг «Мечела», согласно данным компании, составлял 411 млрд руб., из которых на трех крупнейших кредиторов — Газпромбанк, ВТБ и Сбербанк — приходилось более 80%. С учетом состоявшейся сделки теперь компания Игоря Зюзина должна ВТБ около 204,6 млрд руб., что соответствует почти 50% всего долгового портфеля группы. Вторым крупнейшим кредитором компании остается Газпромбанк (142,6 млрд руб. долга). РБК направил запрос в Газпромбанк.

У сделки по выкупу долга есть дополнительные условия, утверждает еще один источник РБК, знакомый с планами ВТБ и Сбербанка. По словам собеседника, состоявшаяся сделка между банками — это часть схемы по обмену долгами: Сбербанк получит долг «Евроцемент груп» Филарета Гальчева перед ВТБ. Его размер не раскрывался, сообщалось лишь, что чистый долг «Евроцемент груп» в 2016 году достигал 100 млрд руб., из которых Сбербанку компания была должна около 65 млрд руб. На момент публикации в «Евроцемент груп» не ответили на вопросы РБК. Информацию о том, что сделка проходила в формате обмена долгов между банками, включая «Евроцемент груп», подтвердил еще один источник РБК, знакомый с ее условиями.

Что происходит с кредитами и активами «Мечела», разбирался РБК.

Что происходит с долгами «Мечела»

Проблемы с долгами и их реструктуризацией у «Мечела» начались еще в 2014 году после ряда неудачных приобретений активов и затрат на строительство инфраструктуры для Эльгинского угольного месторождения. Переговоры с банками шли непросто: банки подавали к «Мечелу» иски в российские и иностранные суды, а ВТБ и вовсе заявлял о намерении обанкротить металлургическую компанию. Самую жесткую позицию занимал Сбербанк: если к лету 2015 года ВТБ и Газпромбанк согласились реструктурировать долг «Мечела», то глава Сбербанка Герман Греф до апреля 2016 года продолжал публично критиковать владельца компании Игоря Зюзина и настаивать на получении контроля над компанией.

Но в итоге Сбербанк и «Мечел» подписали соглашение о реструктуризации. Одним из условий этого соглашения стала продажа «Мечелом» 49% в Эльгинском проекте за 34,3 млрд руб. с последующим частичным погашением долга перед Сбербанком — этот пакет выкупил Газпромбанк.

Вновь вопрос реструктуризации кредитов встал перед компанией минувшим летом. В 2020 году «Мечел» должен начать погашение долга перед основными кредиторами, и в июне 2019 года компания направила банкам предложения по реструктуризации задолженности с переносом начала выплат на 2024–2026 годы. «Несмотря на то что компания стабильно работает и генерирует денежный поток, достаточный для выполнения всех своих текущих финансовых обязательств, обслуживания долга и финансирования капитальных затрат, в текущих обстоятельствах этого денежного потока не хватит, чтобы в период 2020–2022 годов выполнить все обязательства по погашению долга», — отмечалось в отчете «Мечела» за первое полугодие 2019 года.

Андрей Костин (Фото: Станислав Красильников / ТАСС)

Помощи с переговорами компания просила даже у вице-премьера Дмитрия Козака. «Мечел» рассчитывал на реструктуризацию 340 млрд руб. долга за счет его пролонгации на шесть лет с льготным периодом на четыре года. Кроме того, компания попросила помочь вернуть 18 млрд руб., которые она инвестировала в потерянный из-за конфликта на Украине Донецкий электрометаллургический завод (ДЭМЗ). Эти средства «Мечел» пообещал направить на погашение долгов перед банками. Официальной реакции от аппарата на это предложение не последовало.

«Видимо, Сбербанк, с которым и раньше переговоры шли напряженно, мог выступать против второй реструктуризации, и выкуп долга позволит ВТБ ускорить процедуру», — полагает руководитель группы оценки рисков устойчивого развития АКРА Максим Худалов. Но учитывая ряд банкротств частных угольных компаний в США, цены на уголь скоро пойдут вверх, а значит, для ВТБ это может оказаться верным стратегическим решением. Кроме того, ставка по кредитам «Мечела» достаточно высокая на фоне снизившихся ставок корпоративного сектора — 9,3%, отметил эксперт.

Что происходит с активами «Мечела»

Главный инвестпроект «Мечела» — Эльгинское угольное месторождение с запасами 2,2 млрд т коксующегося угля. Компания уже потратила на его разработку и строительство подъездного пути к нему более 100 млрд руб., в том числе 77 млрд руб. ушло на строительство железной дороги Улак — Эльга.

На фоне переговоров с банками о реструктуризации в августе этого года стало известно, что компания «А-Проперти» основателя телекоммуникационного оператора Yota Альберта Авдоляна предложила выкупить у Газпромбанка долю в Эльге. Получив от него предложение, банк направил оферту «Мечелу», который имеет преимущественное право на выкуп доли. Компания ее приняла и получила время на поиск финансирования для сделки: дедлайн на выкуп 34% Эльгинского проекта в Якутии у Газпромбанка и опциона еще на 15% истекает 20 января 2020 года. Сумма сделки должна составить около 31 млрд руб. Компания ищет деньги на рынке, сообщают источники РБК. Но без согласия крупнейших кредиторов «Мечел» не может привлекать новые долги и отчуждать активы.

Представитель Газпромбанка — член совета директоров «Якутугля» Дарья Правдина предупреждала компанию о том, что покупка этой доли самим «Мечелом» в нынешних условиях может грозить ему банкротством, поскольку «Эльгауголь» (владеет лицензией на Эльгинское месторождение) в 2019 году покажет убытки и в обозримой перспективе (до десяти лет) будет являться убыточным предприятием, развитие которого требует значительных ресурсов, которых общество не имеет и привлечь не сможет.

Может ли ВТБ принять участие в финансировании сделки по выкупу доли у Газпромбанка в интересах «Мечела», собеседники РБК прогнозировать не стали. Официальная позиция банка, что не будет, — как отмечал в октябре глава ВТБ Андрей Костин: «Вряд ли будем кредитовать такую сделку». Тогда же он предположил, что компания Зюзина сможет сократить долг перед госбанками, если продаст часть Эльгинского угольного месторождения. «Если будут часть Эльги продавать, надеюсь, что уменьшат долг», — отмечал он.

По словам Костина, в апреле 2020 года ВТБ вернется к вопросу реструктуризации долга «Мечела»: «Есть же процесс реструктуризации [долга], как-то будет долг все равно реструктурирован». «Большой долг, в принципе обслуживается сейчас по графику хорошо. В апреле вернемся к этой теме», — анонсировал глава финансовой группы.

Светлана Бурмистрова, Тимофей Дзядко

По информации: «РБК»

Обсуждение закрыто.

Scroll To Top