Рейтинг@Mail.ru
Home / РЕГИОНЫ / Токсичное наследие
14.11.2019

Токсичное наследие

Река, на которой стоит Екатеринбург, заболела надолго

Свердловская природоохранная прокуратура проверяет, насколько страшны последствия сброса мазута в реку Исеть. Жителей Екатеринбурга нефтяными пятнами на воде не удивишь: ее видели и бирюзовой, и розовой, и с пеной. Виновников загрязнения Исети, в которую, помимо прочего, впадает радиоактивная Теча, находят редко. Подробнее о том, почему Уралу с загрязнением рек сложнее остальных, читайте в материале «Известий».

Купания в нефти

«Кто хочет покупаться в масляной Исети? Мазута здесь не было, не знаю сколько лет… Вот где весь наш бизнес мазутный», — говорит житель Каменского городского округа, заснявший с моста, как нефтяная пленка покрыла поверхность реки. Ролик был опубликован во вторник, 12 ноября, в группе «Подслушано Каменск-Уральский».

Нефтяные пятна заметили на территории около деревни Черноскутова и села Новоисетское. Какую площадь акватории затянуло мазутной пленкой, неизвестно. Информацию о сливе химикатов в Исеть проверяет свердловская межрайонная природоохранная прокуратура.

С прокурорами на место выехали сотрудники Росприроднадзора по Уральскому федеральному округу для сбора проб. Только после проведения анализов можно будет судить, имеет ли место экологическая катастрофа.

«Из Екатеринбурга наверняка приплыло», — не дожидаясь результатов проверки, предположили участники группы «Подслушано Каменск-Уральский». Если судить по новостным сводкам из столицы Свердловской области, то разлив мазута — будничное явление для Исети.

Все цвета радуги и даже больше

Синяя, зеленая, бирюзовая, розовая — таких цветов вода попадала в Исеть в черте Екатеринбурга. И это не считая воды с пеной и масляными пятнами. Соответствующие фото от очевидцев появляются по меньшей мере четыре раза в год.

Шесть лет назад следователи проверяли факт массовой гибели рыбы в этой акватории, но расследование закончилось ничем. Спустя полтора года в водопроводе обнаружили наркотическое вещество — трихлорэтилен, вода с его примесью поступала более 50 тыс. жителей. Проверка, организованная администрацией Екатеринбурга, конкретики не дала.

Заподозрили Свердловскую железную дорогу и «Водоканал» — и те и другие вину отрицали. А ученые разводили руками.

«Разобраться в ситуации им так и не удалось. По одной из версий, наркотическое вещество могло попасть в систему водоснабжения с железной дороги, которая проходит недалеко от Верх-Исетского пруда, откуда вода попадала на фильтровальную станцию «Сортировочная», а затем в дома потребителей. Однако эта версия не подтвердилась», — объяснял замглавы регионального управления Роспотребнадзора Илья Власов.

Этим летом на поверхности воды заметили большое маслянистое пятно. Кроме того, активисты обнаружили, что строители Макаровского моста спустили в реку краску. Год назад работы на мосту приостанавливали из-за разлива мазута.

Подавляющее большинство случаев не попадает под проверку, пишет екатеринбургский портал 66.ru: цветастые загрязненные воды так быстро уходят вниз по течению, что представители надзорных органов не успевают взять образцы. По просьбе местных журналистов расследование провел диггер, но круг подозреваемых сузить не удалось — в зоне стоков расположено множество объектов, начиная от исправительной колонии и заканчивая типографией.

Моя хата с краю

Но все-таки на сливе отходов ловили, например, владельцев автомоек и застройщиков. Последнее громкое дело связано с екатеринбургским аэропортом Кольцово. В июне Росприроднадзор оштрафовал его на 150 тыс. рублей за нарушения требований охраны водных объектов. Их выявили после анализа проб воды из реки Исеть, который показал наличие в реке нефтепродуктов.

Однако Октябрьской районный суд Екатеринбурга возразил природоохранному ведомству, посчитав, что обстоятельства недостаточно расписаны. По данным суда, инспекторы взяли пробы за пределами территории воздушной гавани, где могли оказаться третьи лица. Эту же позицию поддержал Свердловской областной суд, рассматривая апелляцию Росприроднадзора.

прокудин-горский исеть монастырь

Далматовский Свято-Успенский мужской монастырь на реке Исеть на фотографии Сергея Прокудина-Горского из серии «Коллекция достопримечательностей Российской империи» 1912 года. Фото: commons.wikimedia.org

Ведомство также уличало в сбросах больше десятка предприятий. В их числе Каменск-Уральский металлургический завод, его привлекали к ответственности дважды — в 2013 и 2017 годах. В стоках, которые ведут в том числе в реку Исеть, обнаружили значительное превышение содержания нефтепродуктов и азота. В 2013 году, по данным свердловской прокуратуры, концепция нефтепродуктов была превышена местами вплоть до 38 раз, четыре года спустя — в 1,7 раза.

Чем дальше в лес

«Отравленная рыба, вздутая вся, плывет кверху пузом. Вся Исеть в ней. Дохлая рыба тянется шлейфом по реке», — рассказывали в августе рыбаки города Арамиль, расположенного ниже по течению.

Зараженная вода может попадать в водопроводы городов Курганской области еще ниже — Шадринск, Далматово и Катайск. В Далматовском и Катайском районах и так самый высокий уровень заражения радиацией из-за близости реки Теча, которая впадает в Исеть. Теча была признана объектом радиационной опасности после аварии на химкомбинате «Маяк» в 1950-х. Впрочем, предприятие начало сливать в нее радиоактивные отходы за несколько лет до катастрофы.

исеть река урал вода загрязнение

Фото: 66.ru

В 2016 году чиновники обратили внимание, что местные жители (а в окрестностях Течи их порядка 100 тыс.) снова стали пользоваться водой из нее, позабыв запреты. Правительство Курганской области законодательно запретило пить воду, использовать ее для хозяйства, а также рыбачить, купаться и отдыхать на реке, почти 250 км берегов которой считаются зараженными.

В случае с Течей период восстановления исчисляется тысячами лет, подчеркивает биолог, сопредседатель Международного социально-экологического союза Святослав Забелин. «Людей отселили буквально на 100 м, это смешно — там вообще никто жить не должен», — отметил он в беседе с «Известиями».

Грязь вдогонку

Сколько нужно времени на то, чтобы уральские реки вернулись в нормальное состояние после стольких лет безответственного обращения, подсчитать сложно, сходятся во мнении опрошенные эксперты. Нефтяное пятно проходит по течению за пару суток, но загрязнения остаются на дне, проникают в рыбу и растения.

«Даже если мы прекращаем сброс, наблюдается вторичное загрязнение — с донных отложений токсичные вещества начинают выходить в воду», — сказал «Известиям» главный научный сотрудник, заведующий лабораторией моделирования поверхностных вод Института водных проблем РАН Михаил Болгов.

Минприроды называло реку Исеть самым загрязненным водным объектом в Уральском федеральном округе и одной из шести самых грязных рек России. Свердловские чиновники признавали, что, например, в Каменск-Уральском инфраструктура не способна привести воду в нормативное состояние.

каменск-уральский исеть загрязнение река вода

Река Исеть в черте города Каменск-Уральский. Фото: commons.wikimedia.org

Если река небольшая, а промышленные предприятия в нее сбрасывают много, то «эффект, как говорится, сразу «на лице»: изменения в химических свойствах проявляются намного быстрее». «Урал в этом плане в самом худшем положении — реки небольшие, производств много, отходы высокой степени вредности, а очистных сооружений очень мало», — говорит Михаил Болгов.

Отлавливать эти выбросы действительно проблематично в сегодняшних условиях, когда в стране не налажена система гидрометеорологического мониторинга. Вероятно, если сбросы каждого отдельного предприятия отслеживал бы датчик, многие из них вовсе закрылись бы, предполагает Болгов. А сейчас у надзорных органов практически нет шансов привлечь виновных к ответственности — попробуй докажи, кто из десятков предприятий по течению Исети слил токсичные отходы, которые аукнутся через годы.

Екатерина Кориненко

По информации: «Известия»

Обсуждение закрыто.

Scroll To Top