Рейтинг@Mail.ru
Home / В МИРЕ / После пандемии Ухань расцвел
12.02.2021

После пандемии Ухань расцвел

Как живет «источник коронавируса»

Долгие месяцы жесткого карантина и беспрецедентных ограничительных мер в Ухане (провинция Хубэй), ставшем год назад первым очагом распространения коронавируса, навсегда останутся в памяти не только его жителей, но и всего человечества. В начале 2020-го центральный китайский город был фактически изолирован от внешнего мира. Как теперь живет печально известный мегаполис?

На днях Ухань снова попал в первые строчки мировых новостей после того, как прибывшая в Китай для расследования причин возникновения COVID-19 команда экспертов ВОЗ подвела предварительные итоги своей работы, заявив об отсутствии доказательств появления коронавируса в Ухане.

Как бы то ни было, именно с этим мегаполисом в человеческой памяти связаны драматические страницы начала коронавирусной пандемии. Трудно забыть прошлогодние призывы «Держись, Ухань!»

В конце января прошлого года уханьские власти вынуждены были пойти на полную изоляцию в городе с населением более 10 миллионов человек. С 23 января по 8 апреля отрезанный от остальной части страны Ухань пережил продолжавшуюся 76 дней блокировку.

Въехать в Ухань без веских причин было крайне сложно, а покинуть его — практически невозможно. Остановилось транспортное сообщение, населению строго запретили выходить на улицу, вылеты из аэропорта и отправления с железнодорожных станций были отменены. В течение последующих месяцев местных жителей тысячами тестировали на COVID-19 и отправляли на обязательный карантин. Все массовые мероприятия были отменены, любые скопления людей запрещены. Для всего мира такие драконовские меры казались излишними и даже чересчур жестокими.

Но действия властей можно понять на фоне сообщений о десятках тысяч случаев заражения COVID-19 и тысячах смертельных исходов в городе.

И принятые меры сработали. Количество подтвержденных случаев заболевания постепенно сокращалось. И уже в апреле правительство области сняло общегородскую изоляцию, а в последующие месяцы уханьские предприятия постепенно возобновили свою деятельность.

А вот ставший знаменитым на весь мир рынок морепродуктов «Хуанань» в уханьском районе Ханькоу, который в прошлом году считали одной из отправных точек пандемии, по-прежнему закрыт. Как писала китайская газета Global Times, для местных жителей их традиционный ритуал покупки там еды и фруктов к Новому году по лунному календарю в этом году изменился. Если раньше вокруг рынка в предпраздничные дни собирались большие толпы людей, а машины застревали в пробках, то ныне рынок огорожен, а изнутри доносится запах дезинфицирующего средства.

Несмотря на заверения, что рынок не был источником первоначального заражения коронавирусом, «стигма коронавируса по-прежнему поражает все здание», пишет британское издание Daily Telegraph. Продавцы фруктового рынка через несколько улиц от рынка сообщают, что дела идут плохо — все больше людей заказывают продукты через Интернет, а многие вообще не хотят покупать импортные продукты, например фрукты, которые здесь продаются. «Продажи не достигли и трети по сравнению с прошлым годом», — говорит один из торговцев. Как известно, в Китае в последнее время все большую популярность приобретает теория, согласно которой коронавирус был завезен в страну откуда-то извне, скорее всего, на импортных продуктах.

* * *

Безлюдные уханьские улицы напоминали кадры из фильма про постапокалипсис. Люди вмиг осознали, какой пугающей и давящей может быть пустота.

«На дорогах в Ухане не было ни людей, ни машин, только кареты «скорой помощи». Водители намеренно не включали сирены, только мигали фарами, потому что боялись, что этот звук еще больше напугает народ», — рассказал The New York Times 66-летний житель города Ма Кэцинь.

Но, как говорится, и это проходит. Уханьцы, первыми пережившие ужасы одиночества, страх смерти, потери близких, хотят двигаться дальше.

Год назад Ухань предупредил человечество об опасности неизвестного вируса. Теперь он же стал предвестником постпандемического мира, в котором когда-нибудь все будет как прежде: лица без надоевших масок, теплые объятия вместо полутораметровой социальной дистанции, веселые вечеринки и пышные застолья и, конечно, открытые границы.

Сейчас жители Уханя наслаждаются простыми вещами, которые еще год назад казались абсолютно запретными. Офисные работники вновь устраивают баталии за места в метро, которое было закрыто на весь период блокировки. Люди прогуливаются по оживленному району Цзянхань, посещают любимые кафе, караоке-бары и ночные клубы.

ФОТО: КАДР ИЗ ВИДЕО

Жизнь в Ухане выглядит нормальной — по крайней мере на первый взгляд, рассказывает побывавший в городе корреспондент Daily Telegraph: «Посетители глотают горячую сушеную лапшу, любимую местными жителями, в столовых по всему городу, люди сплетничают на улицах, а на заднем плане слышен грохот строительства, когда здания и станции метро продолжают расти».

Еще в ноябре стартовала кампания по привлечению туристов в Ухань — на сайте Уханьского бюро культуры и туризма в соцсетях был размещен рекламный видеоролик, посвященный уханьским красотам. Причем если сначала призыв «встретиться в Ухане» был сделан на китайском, то через некоторое время он появился и на английском языке.

Ресторан Yitang Crawfish, специализирующийся на популярных уханьских блюдах, полон посетителей. Вновь оживает и так называемая «брачная ярмарка», на которой обеспокоенные родители обмениваются информацией о супругах для своих неженатых взрослых детей. В тематическом парке Happy Valley Wuhan люди стоят в длинных очередях возле аттракционов.

Между тем шумные компании и громкая музыка по сей день остаются чем-то немыслимым или, если хотите, непозволительной роскошью для большей части мира, все еще охваченного пандемией.

Среди камней и бетонных глыб, усеивающих берег реки Янцзы, можно встретить членов Ассоциации плавания «Циншань». Практически все они уже давно на пенсии. При этом пловцы ежедневно заходят в мутную воду, где когда-то плавал и председатель Мао Цзэдун. Во время блокировки им пришлось забросить излюбленное занятие. Разве что несколько упрямцев время от времени тайно выбирались наружу.

«Все прибавили в весе, — отметил водитель автобуса на пенсии Сун Датун. — Я поправился на пять килограммов после того, как застрял дома на несколько месяцев».

Удивительно, но ни один из 300 членов неформального клуба не заразился коронавирусом. Пенсионер уверен, что причина этому — здоровый образ жизни. Даже в холодное время года берега Янцзы, главной артерии города, привлекают сотни пловцов со всего Китая.

«Ухань теперь самый безопасный город во всей стране, — решительно утверждает Сун Датун. — Мы уже точно не заразимся этой болезнью».

* * *

Коммунистическая партия Китая добилась исключительных успехов в подавлении инфекции и возвращении городов к нормальной жизни быстрее, чем любое другое государство в мире. И это невозможно отрицать. В Поднебесной экстренно, буквально за считаные дни, строились больницы, проводилось широкомасштабное тестирование населения на COVID-19, и практически моментально отслеживались контактные лица.

Более того, власти страны не оставили своих граждан в беде. Они обеспечили их всем необходимым. Полки в супермаркетах были заполнены продуктами, рестораны и кафе стали работать навынос, в некоторых городах был ускорен Интернет. Все это предпринималось для того, чтобы народ не скучал на карантине и не пытался вырваться на волю.

Но за любой успех приходится платить. Не секрет, что КНР удалось применить все ограничительные меры отчасти из-за своего авторитарного режима. И нет сомнений, что в сравнении с другими государствами, такими как США или Великобритания, власти Китая проделали более серьезную и плодотворную работу по противодействию пандемии. Ответ на нее был эффективным. При этом ни одному демократическому государству не удалось бы справиться с вирусом похожими методами.

Вместе с тем многие семьи не находят утешения в праздновании правительством победы над коронавирусом. Некоторые продолжают бороться с попытками государства скрыть свои первоначальные ошибки, невзирая на регулярные предупреждения, слежку и задержания. Большинство из них полностью погрузились в личное горе. Самые болезненные воспоминания людей обострились в канун первой годовщины пандемии.

Пловцы купаются в мутной воде

ФОТО: AP

«Понимаете, все еще есть множество ран, — говорит 24-летний житель Уханя Ван Чэнь, потерявший мать из-за COVID-19. — Ее смерть окончательно испортила мои отношения с отцом, поэтому в этом году не будет долгожданного воссоединения семьи на праздновании лунного Нового года. Нам не хватает одного человека».

В разгар эпидемиологического кризиса в прошлом году китайское правительство превратило экспоцентры города во временные инфекционные больницы. В одном из таких комплексов в настоящее время проходит выставка, посвященная борьбе с пандемией в Ухане. Центральным героем этого события, как и во всех официальных отчетах, разумеется, является китайский лидер Си Цзиньпин.

Выставка превозносит роль военных и медицинских работников со всего Китая, пришедших на помощь Уханю. Врачи и другие «мученики», погибшие в борьбе с пандемией, увековечены на белой стене памяти. Собственной стены нет только у тысяч погибших мирных жителей.

Впрочем, многие уханьцы все-таки принимают версию событий, предложенную китайским правительством, и говорят, что их «город героев» гордо взял верх над вирусом.

«Это вовсе не хвастовство, — подчеркивает 55-летняя Хуан Цин, сидя на скамейке в парке со своим мужем. — С уханьской эпидемией справились хорошо, очень хорошо. Это в полной мере продемонстрировало превосходство китайской стратегии».

Ухань до сих пор не опубликовал статистику кремаций за первый квартал прошлого года. Писатели и независимые журналисты, которые даже слегка оспаривают блестящие официальные отчеты властей о кризисе в Ухане, подвергались жесткой критике в китайских СМИ. Некоторые из них были арестованы или заключены в тюрьму.

«В Китае так было всегда, — говорит Ай Сяомин, профессор в отставке из Уханя, который, как и многие местные жители, вел онлайн-дневник о карантине. — Сколько десятков миллионов умерло от голода во время «большого скачка»? Сколько людей погибло в период «культурной революции»? Со временем все можно забыть. Особенно когда вы этого не видите и не слышите».

Фариза Бацазова

По информации: «Московский  комсомолец»

Обсуждение закрыто.

Scroll To Top