Рейтинг@Mail.ru
Home / ТУРИЗМ / Север помнит
12.07.2021

Север помнит

Почему Югра может стать новым туристическим направлением

В ХМАО — Югре начали бороться за внимание туристов. За ближайшие девять лет правительство региона намерено в два раза увеличить число приезжающих — и не только путешествующих по работе, как сейчас, но и тех, кто хочет отдохнуть и набраться новых впечатлений. «Газета.Ru» рассказывает, что можно увидеть, услышать, узнать, попробовать и ощутить в Югре.

Микроавтобус приближается к пропускному пункту, за которым начинаются родовые земли одной из самых знаменитых, наверное, в Югре семьи ханты — Кантеровым.

Журналистов заранее предупреждают: в стойбище, скорее всего, нет интернета — и лучше вообще перевести телефон в авиарежим ради экономии батарейки. Батарейка действительно садится быстро — невозможно перестать снимать пробегающие мимо сосны, ели, березы, озера, пески, нефтяные вышки. И ты послушно отключаешь интернет.

Микроавтобус доезжает до конца асфальтированной дороги. Дальше — рассыпающийся под колесами песок — нужно подождать, когда хозяева этих земель заберут вас на «Ниве». В голове, насмотревшейся русских хорроров, возникает сюжет для нового сериала. Группа журналистов радостно едет в стойбище ханты, закусывая по дороге югорскими деликатесами вроде цукатов из шишек, мармелада из брусники с ягелем и чипсов из оленины. И последнее, что получают от них друзья и близкие, — это фотографии из неведомого для жителя Средней полосы леса с подписью: «Смотрите, ягель!»

Солнце заливает песчаную дорогу, сосны, светло-зеленый ягель, устилающий землю пушистым с виду, но на самом деле сухим хрустящим ковром. Среди пышного ворса ягеля пробиваются кустики цветущей в конце июня брусники. В воздухе начинает виться мошкара.

И ожидание хоррора пропадает. Особенно когда Валерий Кантеров подхватывает вас в свой внедорожник, чтобы отвезти к реке Пим — там он продемонстрирует, как ловится рыба в вершу, которую здесь называют мордой, или ласково «мордушкой».

Сергей Шандин

Морду вы уже недавно видели в музее в деревне Русскинской — еще одном пункте программы этнографического туризма. Теперь пора понять, как она работает — Валерий высыпает перед вами на траву десяток щук.

Ханты-мансийский автономный округ — Югра — на российской туристической карте пока еще остается белым пятном. Подавляющее большинство знает этот регион как нефтяное сердце России — Сургут, Когалым, Ханты-Мансийск, Нижневартовск не кажутся россиянину подходящими направлениями для летнего отпуска. Но регион на это не согласен — Югра планирует показать всей России, что нефть не единственное ее богатство. Хотя того факта, что вы в нефтяном регионе, нельзя не заметить, когда проезжаешь по дороге из Когалыма в Сургут мимо вырастающих внезапно среди озер и песчаников нефтяных вышек и новеньких нефтеперекачивающих станций с центробежными насосами.

В июне этого года правительство Югры внесло изменения в концепцию развития Югры — за несколько дней до того, как в Когалым прилетела группа журналистов из федеральных и профильных изданий, и блогеров, ведущих дневники своих путешествий. Познакомиться с туристическими перспективами ХМАО их пригласил сервис поездок и путешествий «Туту.ру» в рамках своего проекта «Медиаразведка» — совместно с платформой VisitUgra, запущенной Фондом развития Югры.

Сергей Шандин

Развивать в ХМАО планируют, согласно концепции, прежде всего, этнографический, деловой, событийный, активный и рыболовно-охотничий виды туризма. «По этим видам туризма турпоток составляет около 90% от общего числа туристов в автономном округе, тем не менее в ближайшей перспективе дальнейшее развитие туристической инфраструктуры, формирование и продвижение актуальных и инновационных туристических продуктов по приоритетным видам туризма является необходимым условием для усиления конкурентноспособности автономного округа на внутреннем и международном туристических рынках», — говорится в документе.

В Югру действительно имеет смысл ехать, прежде всего, чтобы близко познакомиться с бытом коренных малочисленных народов, ханты и манси — в музеях (в частности, в Музей Природы и Человека им. А. П. Ядрошникова в Русскинской, в музее под открытым небом Тору-Маа в Ханты-Мансийске и Музе природы и человека там же) собраны артефакты, рассказывающие об их образе жизни, верованиях, костюмах и традициях.

В стойбищах, где принимают туристов (семей, к которым можно отправиться в гости, здесь несколько) путешественник узнает, насколько рассказы экскурсоводов соответствуют реальности XXI века. Кстати, сходств обнаружится на удивление много.

«У нас как-то появился телевизор, — рассказывает 24-летняя Вика, дочь Валерия Кантерова. — Мы его смотрели каждый вечер. Каждый день не могли дождаться, когда наступит вечер, чтобы смотреть телевизор. И потом папа не выдержал — и его увез». — «А чем вы вообще по вечерам занимаетесь?» — «Шьем, вышиваем».

В музее вам расскажут, что новорожденной девочке уже дарят игольницу. И вышивать здесь до сих пор умеет каждая девушка: традиционный наряд ханты по-прежнему украшают вышивкой, бисером, в качестве отделки используют и пуговицы. Нарядное цветастое платье с вышивкой, цветной платок, а на ногах — кроксы: так сейчас выглядит жительница стойбища оленеводов, где придерживаются традиционного образа жизни.

В городе, впрочем, ханты одеваются в обычную городскую одежду: Вика рассказывает, что надевает традиционное, вышитое и цветастое, приезжая к родителям. В Лянторе — городе в 57 км отсюда, где она работает в детском саду — Вика носит обычную городскую одежду, снимает ролики для TikTok и просит коллег не называть ее «хантыечкой»: название народа ханты не предусматривает никаких суффиксов.

Сергей Шандин

В стойбище вы увидите все, что вам до этого показали в богатейшем музее в деревне Русскинской — деревянный дом с огромным помостом, на котором спит семья, лабаз где хранятся припасы (его строят на высоких столбиках, нижняя часть которых специально уже, чем верхняя, чтобы до еды не добрались лисы), священный лабаз, где хранятся подношения духам, загон для оленей, печь для выпечки хлеба, необыкновенно вкусного кирпича с плотной хрустящей коркой. В зимнем стойбище будет еще и баня — «русские научили». И капкан для лис.

«…А что, если девушка не умеет вышивать?» — «Тогда ее замуж не возьмут», — смеется Галина Лаптева, педагог и энтузиастка сохранения родной культуры, которую здесь воспринимают как члена семьи.

Интернет в стойбище, к слову, есть. Галина Лаптева инициировала проект дошкольного обучения для детей ханты — чтобы в семь лет, оказавшись в интернате, куда они отправляются каждую зиму, они уже умели читать, писать и считать.

Семья Кантеровых, братья Клим и Валерий, — профессионалы туриндустрии.

По словам Валерия, гостей они начали принимать еще в 2008 году, а в 2014-м Клим создал ИП, которое позволяет делать это официально. С тех пор в стойбище побывали гости из Израиля, Нидерландов, Китая, Франции, Болгарии, США — в этом можно убедиться, изучая книгу отзывов.

Сергей Шандин

Этнографические музеи и стойбища — важная, но не единственная причина приехать в Югру. История региона — это еще и история освоения русскими Сибири. В Сургуте для того, чтобы узнать о ней поподробнее, нужно отправляться в комплекс восстановленных деревянных домов «Старый Сургут».

А под Ханты-Мансийском знакомство с бытом русских поселенцев можно совместить с рыбалкой в пойме Оби (а для тех, кто не боится холодной воды — еще и купанием в специально отведенном месте, где нет мощного течения).

В селе Зенково в 50 км от Ханты-Мансийска запустили проект «О Зенково с любовью!» — в этом году здесь начали катать туристов на плоту, торжественно вручая спиннинги и угощая такими редкостями, как копченая и малосольная стерлядка и муксун (предупредив, правда, что право на вылов этих рыб есть только у представителей коренных народов), а также рыбными пряниками, томленой в печи речной рыбой, которая становится жирной, хрустящей, и грызть ее можно прямо с костями.

Сергей Шандин

А еще в Югре зимой катают на собачьих упряжках. В хаски-центре «Югра» есть и школа каюра, но покататься можно и без предварительной подготовки. Но это зимой — летом туристам здесь предлагается дог-треккинг, увлекательная и очень энергозатратная прогулка на расстояние 5 км с мощным животным, поводок которого пристегивается к поясу человека (иначе собаку, рвущуюся по дороге, просто не удержать).

Катают в Югре и по небу. Причем женщины-пилоты: на частном аэродроме «Боровая», где собраны больше десятка самолетов малой авиации, действует женская пилотажная группа — по словам ее руководителя Ивана Барсова, единственная в мире. Здесь летают и крутят мертвые петли на двухместных и четырехместных самолетах, просят не трогать руками гордость авиапарка Douglas DC-3, учат прыгать с парашютом и говорят, что аэродром на здешних болотах был построен полностью на частные деньги. «Здесь четыре Мальдивских острова», — рассказывает Иван Барсов. И уточняет: по цене.

Сергей Шандин

Сейчас правительство Югры поставило задачу к 2030 году нарастить количество туристов с 570,9 тыс., как в 2019-м, до 1073,2 тыс. к 2030-му, следует из концепции туристического развития. Пока для этого не хватает гостиниц, глэмпингов, транспортной инфраструктуры и ресторанов. Для региона это означает, что ему есть, куда развиваться. Для путешественника — что у него есть возможность ступить на территорию, еще не освоенную массовыми туристами. Все, что предлагает Югра — настоящее. Стойбища, рыбалка, чувство невесомости над сумеречным Сургутом, купание в Оби. В концепции развития Югры не говорится о главном — людях, которые здесь живут. Теплых, спокойных, иногда ироничных и иногда открытых до какой-то совсем внезапной откровенности.

Анна Лозинская

По информации: “Газета”

Обсуждение закрыто.

Scroll To Top