Рейтинг@Mail.ru
Home / СКАНДАЛЫ / «Я не навальный-шнавальный»
25.10.2018

«Я не навальный-шнавальный»

Как шел суд над основателем «Смотры.ру»

Дорогомиловский районный суд Москвы огласил приговор по делу скандально известного основателя сайта для автомобилистов «Смотра.ру» Эрика Китуашвили, более известного как Давидыч. Суд признал блогера и его возлюбленную Анну Каганскую виновными в мошенничестве, посчитав доказанным, что пара участвовала в схеме с инсценировкой автоугонов ради получения страховых выплат. Впрочем, по одному из эпизодов Давидыча оправдали. В итоге Китуашвили приговорили к четырем годам и восьми месяцам, а его подругу — к трем годам и двум месяцам общего режима. «Медиазона» рассказывает, как шел судебный процесс, который сам обвиняемый называл местью за свои расследования о коррупции в ГИБДД.

Блогер Эрик Китуашвили по прозвищу Давидыч приобрел популярность около десяти лет назад благодаря основанному им сообществу для автомобилистов «Смотра.ру». В 2013 году широко обсуждалась серия роликов «Давидыч на охоте», в которых блогер демонстрировал, как сотрудники ГИБДД берут взятки. Сам Китуашвили утверждает, что его отец был сотрудником московского уголовного розыска, а мать раньше занимала должность начальника эксплуатационно-коммунального управления ГУВД Москвы. В конце 2015 года Китуашвили опубликовал две серии фильма «Охота на Давидыча», в котором резко критиковал начальника московского управления ГИБДД Виктора Коваленко, называл его «главным оборотнем» и намекал, что тот купил свою должность за 3,5 млн долларов. В фильм была включена запись телефонного разговора, во время которого некий мужчина утверждал, что у него была интимная связь с Коваленко.

Арест. «Меня могут убить в тюрьме»

Утром 22 февраля 2016 года адвокат Сергей Жорин сообщил о задержании Китуашвили по подозрению в мошенничестве в особо крупном размере (часть 4 статьи 159 УК). В тот же день Тверской районный суд арестовал блогера. Перед заседанием Китуашвили сказал журналистам, что связывает свое преследование с началом съемок третьей части расследования о коррупции в ГИБДД. Тогда лидер движения «Стопхам» Дмитрий Чугунов утверждал, что показания на его друга Давидыча дал некий осужденный по делу о мошенничестве с автомобильными страховками. Следователь в суде уточнил, что причастность к преступлению Китуашвили подтвердилась показаниями свидетелей — бывшего сотрудника «Ингосстраха» Дениса Ухова и одного из организаторов мошеннической схемы Ивана Иродовского.

Эрик Китуашвили. Фото: официальная страница «ВКонтакте»

«Я не оппозиция, я не всякий там навальный-шнавальный, я просто очень люблю свою страну», — говорил основатель «Смотры.ру», обращаясь к судье. Тогда же он анонсировал новый фильм о злоупотреблениях в ГИБДД: «Я не смирюсь. Меня могут убить в тюрьме. Я буду выкладывать дальше информацию». Блогер пообещал скоро обнародовать третью часть расследования, однако она до сих пор так и не увидела свет.

После ареста Китуашвили его соратники рассказывали, что у блогера были политические амбиции. Чугунов из «Стопхама» утверждал, что на протяжении трех месяцев перед задержанием они вместе работали над созданием «прогосударственного» общественно-политического движения «Люди», участники которого «скидываются для решения своих вопросов информационными ресурсами, финансовыми и технологическими и при этом не просят помощи у государства». Ультраправый политик Дмитрий Демушкин говорил, что за две недeли до ареста блогера он обсуждал с ним возможность создания политической партии. «Я бы его только проконсультировал. Мне сейчас не до создания новых партий. Тем более, я думаю, что Эрик и не понимал до конца, что такое политика и что такое партия в нашей стране», — уточнял Демушкин. В апреле 2016-го Демушкина приговорили к 2,5 годам заключения за экстремистские записи «ВКонтакте».

Через месяц после задержания Китуашвили суд арестовал его гражданскую жену Анну Каганскую, которую следствие считало соучастницей инсценировки автомобильного угона. Самому Китуашвили в апреле 2016-го предъявили обвинение в мошенничестве в сфере страхования на сумму 7 млн рублей (часть 4 статьи 159.5 УК). По версии следствия, блогер с соучастниками инсценировал похищение трех автомобилей и получал страховые компенсации за якобы угнанные машины. Позже в деле появился еще один аналогичный эпизод. Вскоре к обвинению прибавилась новая статья — легализация денежных средств (статья 174.1). В главном следственном управлении МВД Москвы пришли к выводу, что полученные в результате мошенничества страховые выплаты переводили на счет подконтрольной Китуашвили организации.

Этим обвинение не ограничилось. После того как в суде Китуашвили повторил, что глава москвского ГИБДД Коваленко купил должность за 3,5 млн долларов, на него завели дело о клевете (часть 5 статьи 128.1). Осенью 2016 года материалы передали в суд, но судья вернул дело в прокуратуру на доследование.

Об уголовном деле, связанном со страховым мошенничеством, было известно еще шесть лет назад. Весной 2011 года телеканал ТВЦ выпустилсюжет о том, как один и тот же Mercedes переоформлялся на разных людей, которые после ложных сообщений об угоне получали страховые выплаты. Телеканал называл имена участников мошеннической схемы: организатора Ивана Иродовского, его сообщника Филиппа Полюцкого и Дениса Арефьева, на которого оформляли машину.

В сюжете цитировались показания Арефьева, согласно которым Иродовский и некий «Эрик» показали ему место инсценированного угона. Позже Арефьев опознал «Эрика» в основателе «Смотры.ру». Каким образом Китуашвили удалось тогда избежать уголовной ответственности, в сюжете не уточнялось.

Эрик Китуашвили и Анна Каганская, август 2017 года. Фото: Михаил Почуев / ТАСС

Обвинение. Инсценировка угонов

19 сентября 2017 года Дорогомиловский суд Москвы начал рассматривать дело о мошенничестве Китуашвили и Каганской. Общий ущерб от их действий следствие оценило в 8 млн рублей. Китуашвили предъявлено обвинение в четырех эпизодах мошенничества в сфере страхования (часть 4 статьи 159.5), одному эпизоду мошенничества в особо крупном размере (часть 4 статьи 159) и легализации денежных средств (статья 174.1). Каганской вменяют только один эпизод по статье 159.5 УК.

Как мошенничеством со страховкой следствие расценивает эпизоды, связанные с автомобилями Lexus LS430 (оформлен на компанию Китуашвили «Релайтен»), Mercedes SL55 (оформлен на москвича Дениса Арефьева, который не умел водить и был осужден в 2010 году за мошенничество), BMW 745I (зарегистрирован на Альберта Задыкяна, который умер в августе 2016 года) и BMW M5 (зарегистрирован на имя Анны Каганской). Эпизод с автомобилем Mercedes SL55 следователи также квалифицировали как мошенничество в особо крупном размере (часть 4 статьи 159).

По версии обвинения, 4 января 2008 года был инсценирован угон BMWЗадыкяна, 1 августа того же года — угоны BMW Каганской и MercedesАрефьева. Угон Lexus был инсценирован в июне 2008 года. После этого владельцы машин обращались с заявлениями об угоне в полицию и в страховые компании, которые на основании подложных документов выплачивали компенсации.

После фиктивного угона каждой из четырех машин соучастникам Китуашвили перевели страховые выплаты, настаивает обвинение. При этом сам Китуашвили, по версии следствия, этих денег не получал — он лишь занимался организацией преступлений и затем перепродавал машины. В легализации Китуашвили обвиняют из-за того, что страховые выплаты пошли на оплату неких договоров, заключенных его компанией «Релайтен».

Защита. «Мы себя нормально чувствуем, хорошо зарабатываем»

Китуашвили и Каганская настаивают на своей невиновности. По словам основателя «Смотры.ру», в деле нет доказательств его встреч с другими фигурантами дела, телефонных разговоров и сообщений. К примеру, комментируя эпизод с BMW Задыкяна, Китуашвили пытался доказать свою непричастность к преступлению тем, что несколько миллионов рублей для него — небольшая сумма, ради которой не стоит рисковать.

«То есть был какой-то армян, у которого была BMW-семерка, которую он застраховал. Он потом взял, пришел, отдал ее якобы Китуашвили, забрал себе деньги, у него все замечательно. А Китуашвили-то зачем это делать? Зачем человеку, у которого на счете по 150, по 200 млн рублей? Мы себя нормально чувствуем, хорошо зарабатываем. Причем в обвинении не написано — как отдал, куда отдал, почему отдал?» — недоумевал подсудимый.

Его адвокат Андрей Ромашов подчеркивал, что обвинение по этому эпизоду основано исключительно на показаниях Задыкяна, который утверждал, что 2–3 января 2008 года передал автомобиль Китуашвили, причем в это время блогер с Каганской находился в Сингапуре. Допросить в суде Задыкяна не представлялось возможным, в 2016 году он умер.

Относительно BMW Каганской блогер заметил, что в тюнинг этой машины вложено 1,5 млн рублей и полученная страховая выплата была ниже рыночной цены автомобиля.

Эрик Китуашвили. Фото: официальная страница «ВКонтакте»

Китуашвили в суде заявлял, что номера с фигурирующего в его деле Lexusпосле угона оказались на автомобиле Toyota, на котором террорист-смертник в 2009 году въехал в кортеж главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова. Адвокат подсудимого Андрей Ромашов рассказал «Медиазоне», что защите известен нынешний владелец машины; он покупал автомобиль не у фигурантов дела. По мнению юриста, это опровергает версию следствия. Однако допросить этого свидетеля в суде тоже не удалось — он сейчас находится за рубежом.

Говоря об угоне Mercedes, Китуашвили отмечал, что, согласно материалам дела, его соучастники сами договаривались об оформлении машины на таможне и в ГАИ и сами обращались в страховую компанию. «Вдруг они обратились к Китуашвили, он покатался 100 метров, сказал, судя по показаниям, что ненавидит ГИБДД, и сказал: «Ребята, угоняйте здесь». И как бы это самое, и уехал», — иронизировал блогер.

Соучастники. «Я просто подписал им все»

10 октября 2017 года Симоновский районный суд Москвы вынес приговортроим фигурантам дела об инсценировке угонов. Иван Иродовский, который уже несколько раз оказывался на скамье подсудимых по похожим делам, впервые получил не условный, а реальный срок — шесть лет заключения. Андрей Набережных и Филипп Полюцкий были осуждены на четыре года колонии, а Алексей Якунин — на три.

Адвокат Сергей Жорин рассказывал о жалобах обвиняемых на угрозы и избиения. Он цитировал выступление Полюцкого в суде: «8 февраля меня задержали сотрудники УСБ [МВД] и сказали то, что прошел такой-то промежуток времени, мы сейчас тебе напомним. Тебе нужно дать такие-то показания на Иродовского, на Китуашвили, еще на каких-то людей. Ну то, что якобы эта машина принадлежит Китуашвили. Lexus и BMW. Угрожали мне, говорили, что условия содержания в любой момент могут измениться».

«Ваша честь, на меня давление оказывалось. Избиения в камере, потом перевод в другую камеру. Потом я уже просто боялся. Я просто подписал им все, чтоб быстрее все закончилось, прекратилось. Под угрозой, что опять переведут в камеру к неадекватным», — пересказывал Жорин обращенные к судье слова своего подзащитного.

Сам Эрик Китуашвили в суде также говорил об угрозах, с которыми столкнулся в СИЗО: «С самого начала мне угрожали, нож к горлу ставили в камере, меня посадили в туберкулезно-спидозный корпус, где люди вообще нормальные не находятся. Мне бандиты говорили, что, значит, ты ловил сотрудников полиции коррумпированных, они были нашими людьми, ты нам должен деньги. Начальник тюрьмы получил строгий выговор за эту ситуацию. И сейчас что? Я сейчас сижу, кремлевский централ. В моей камере умер Магнитский, это та самая тюрьма».

В конце марта этого года Европейский суд по правам человека признал, что российские власти нарушили права Китуашвили из-за чрезмерно длительного содержания в СИЗО. В частности, по мнению судей, власти нарушили часть 3 статьи 5 Европейской конвенции по правам человека (каждый заключенный под стражу имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда). Арест блогера не был достаточно убедительно обоснован, доказательств, что он планировал скрыться, следствие не представило. Китуашвили присудили 2 100 евро.

Арест блогеру продлевали и после этого решения, хотя Каганскую в феврале перевели под домашний арест.

Как рассказал «Медиазоне» адвокат Андрей Ромашов, в связи с решением ЕСПЧ председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев внес представление о возобновлении производства по материалу о продлении ареста, и 31 октября ВС рассмотрит этот вопрос. Но на приговоре Китуашвили это не скажется.

Основатель «Смотры.ру» повторял, что связывает свое уголовное преследование с критикой высокопоставленных полицейских: «Причина простая — борьба с коррупцией. Да, Китуашвили отморозок, он послушал президента и сказал: «Будем бороться с коррупцией». Вот! Боремся! Держимся!».

Адвокат подсудимого Андрей Ромашов утверждает, что обвинение по эпизоду с Mercedes SL55 тоже основывается исключительно на показаниях фактического организатора инсценировок Ивана Иродовского и Арефьева. «Все эти автомашины, если их [угон] инсценировать, их владельцы получают меньше их стоимости, если бы их реализовать на рынке», — настаивает защитник.

Эрик Китуашвили. Фото: официальная страница «ВКонтакте»

Потерпевшие. Экс-полицейский в «Ингосстрахе»

Потерпевшими по делу признаны страховые компании «Ингосстрах» и «ВТБ-Страхование» (компания-правопреемник «Стандарт-Резерва», который выплачивал деньги за угнанный BMW Задыкяна). Главный специалист управления экономической и информационной безопасности «ВТБ-Страхование» Сацевич в суде признал, что после сообщения об угоне BMW Задыкяна в его компании «вряд ли» проводили служебную проверку. Это единственный эпизод, по которому компания проходит потерпевшей. Давая показания, Сацевич лишь повторил версию обвинения; объяснить, какие именно данные указывают на причастность Китуашвили к этому эпизоду, он не смог.

«Ингосстрах» в суде представлял Николай Артюшов, сотрудник департамента анализа и защиты информации страховой компании. Именно по его заявлению 20 февраля и был задержан Китуашвили. В «Ингосстрахе» были застрахованы три автомобиля, фигурирующие в деле: BMW Каганской, Mercedes Арефьева и Lexus, оформленный на компанию «Релайтен».

В суде Артюшов рассказал, что в 2009 году после возбуждения уголовного дела об инсценировке угона Mercedes SL55 в «Ингосстрахе» начали служебную проверку, в ходе которой выяснилось, что инсценировок было несколько и что к ним причастен куратор отдела убытков Денис Ухов. Он же принимал и документы об угоне Lexus. Во время проверки Ухов подал заявление об увольнении по собственному желанию.

По словам представителя «Ингосстраха», Ухова задерживали в рамках уголовного дела, но в итоге отпустили. Артюшов предполагает, что именно Ухов был куратором угонов: «Когда он уволился, это закончилось, использование такой преступной схемы». До работы в страховой компании Ухов был сотрудником 7-го отдела московского уголовного розыска, который занимался расследованием автомобильных угонов.

Согласно показаниям Артюшова, во время проверки он сам просматривал материалы по угонам элитных автомобилей с похожим оформлением документов — когда в паспорте транспортного средства в графе вывоза не была указана страна, либо она была подозрительной — в случае BMW M5это был Туркменистан. Представитель потерпевшей стороны отметил, что по двум машинам заявления об угоне были поданы в ОВД «Отрадное», а по Mercedes SL и BMW M5 Каганской — в ОВД «Очаково-Матвеевское» (причем последние две были якобы угнаны в один день). По словам Артюшова, из базы Carfax он узнал, что номера на кузове Mercedes SL не совпадают друг с другом — один используется в России, а другой в США. Как оказалось, машину уже не раз оформляли на разных людей через таможню и ГИБДД, после чего после мнимых угонов выплачивались компенсации.

Приговор

На протяжении занявшего больше года процесса поддержать Китуашвили и Каганскую в суд регулярно приходили 10–15 человек. Состоялось более 50 заседаний. Только допрос Китуашвили занял несколько заседаний, а выступать в прениях блогер планировал две недели, однако в итоге ограничился двумя заседаниями — вероятно, из-за усугубившихся проблем со здоровьем, которые он связывает с невыносимыми условиями конвоирования.

На одном из последних заседаний Китуашвили рассказал, что 14 сентября он потерял сознание в автозаке и очнулся уже в СИЗО, окруженный врачами. Подсудимый говорил, что обморок стал результатом падения уровня сахара в крови и удушья после длительного нахождения в автозаке.

«Почему удушье? Потому что в грузовиках, в которых мы ездим, на 15 человек расстояние ровно как здесь (на этих словах он показал на стенки «аквариума» — МЗ), только две лавки. И мы сидим друг к другу вот так коленками. Тут все оплевано, облевано (показал на спинку скамьи — МЗ), потому что никто не моет ничего. И приходится сидеть вот так ровно, потому что опереться нельзя, потому что не хочется как свинья все-таки ходить», — возмущался Китуашвили. Он объяснил, что дорога из СИЗО в суд и обратно занимает по несколько часов, потому что одна машина развозит арестантов по разным судам, а на обратном пути — по изоляторам, а до Китуашвили очередь доходит лишь под конец. Например, 19 сентября, когда он рассказывал о случившемся, его вывезли из изолятора в семь утра, а доставили в суд только в 12:30.

На два следующих заседания Китуашвили не привозили из-за плохого самочувствия.

4 октября прокурор запросила для него семь лет колонии общего режима. Причем по трем эпизодам она попросила освободить подсудимого от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности. Для Каганской гособвинитель потребовала три года и два месяца колонии. Также прокурор настаивала на взыскании с подсудимых 10 млн рублей в пользу страховых компаний.

Защитники Китуашвили и Каганской просили оправдать подсудимых.

В пятницу в Дорогомиловском районном суде Москвы состоялось оглашение приговора; поддержать обвиняемого пришли актер Гоша Куценко и бывший директор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский, который, по его словам, познакомился с блогером-автомобилистом в СИЗО. Суд счел недоказанной вину Китуашвили по эпизоду с машиной Задыкяна, но признал его виновным по остальным, приговорив к четырем годам и восьми месяцам общего режима. При этом из-за истечения сроков давности суд освободил его от наказания по двум эпизодам — мошенничества со страховыми выплатами за автомобиль Lexus и легализации денег от страховой за эту же машину. Анна Каганская получила три года и два месяца общего режима. Иск «Ингосстраха» о компенсации судья оставил без рассмотрения, признав право компании обратиться с ним повторно в гражданском судопроизодстве, а иск «ВТБ-Страхования» отклонил, поскольку по эпизоду с автомобилем Задыкяна блогера оправдали.

С учетом пересчета сроков по принципу «день за полтора» Китуашвили осталось отбыть еще восемь месяцев заключения, Каганская же должна быть окончательно освобождена сразу после вступления приговора в законную силу.

Анна Козкина

По информации: «Медиазона»

Обсуждение закрыто.

Scroll To Top