Рейтинг@Mail.ru
Home / ОБЩЕСТВО / Кирилл Серебренников в обвинении понял только слова
08.11.2018

Кирилл Серебренников в обвинении понял только слова

Режиссер рассказал суду, как тратил собственные деньги

7 ноября на едва начавшемся процессе по делу «Седьмой студии» неожиданно состоялся допрос основного фигуранта Кирилла Серебренникова. Он рассказал суду, что не мог организовывать хищение бюджетных средств, выделенных на проект «Платформа», поскольку не занимался финансовыми вопросами, создать «Седьмую студию» ему посоветовали в Министерстве культуры, а бухгалтер Нина Масляева, на показаниях которой во многом строится обвинение, сама в их организации не прошла внутреннего аудита.

Изначально предполагалось, что в первый день слушаний по существу уголовного дела «Седьмой студии» в Мещанском суде Москвы будет зачитано обвинительное заключение, после чего допросят одного из свидетелей обвинения. Однако заседание прошло по другому сценарию. Впрочем, началось заседание со стандартных процедур — установления личностей подсудимых режиссера Кирилла Серебренникова, бывшего худрука АНО «Седьмая студия», ныне «Гоголь-центра», директора ярославского Театра им. Федора Волкова Юрия Итина (в АНО он работал гендиректором), экс-генпродюсера студии Алексея Малобродского и экс-руководителя департамента Минкульта, ныне руководителя РАМТ Софьи Апфельбаум. Кроме того, суд проверил, все ли адвокаты на месте. Напомним, предыдущее заседание было перенесено из-за болезни адвоката Ксении Карпинской.

После этого произошло небольшое недоразумение, вызвавшее оживление в зале. Представитель Минульта Никита Слепченков, утвердительно отвечая на вопрос судьи, поддерживает ли он иск министерства к обвиняемым в размере 133,2 млн руб., упорно называл последних потерпевшими. Что вызвало недоумение у председательствующей Ирины Аккуратовой. Подсудимые иск не признали, а Кирилл Серебренников добавил, что он «не крал и не воровал» и ничего, кроме театральной труппы, не организовывал (напомним, Следственный комитет России (СКР) считает его организатором хищений).

После этого прокурор Олег Лавров зачитал обвинительное заключение. Согласно версии следствия, в 2011 году была создана «устойчивая сплоченная преступная группа», в которую помимо подсудимых вошли также бухгалтер Нина Масляева (заключила досудебное соглашение о сотрудничестве, ее дело выделено в отдельное производство) и продюсер Екатерина Воронова (в розыске). Фигуранты, говорится в деле, похищали бюджетные средства под видом реализации инновационной культурной программы «Платформа», а инструментом для совершения преступлений стала созданная в том же году господином Серебренниковым АНО «Седьмая студия». Все началось с того, считают в СКР, что в Минкульте был подготовлен конкурс на реализацию программы с условиями, соответствующими возможностям «Седьмой студии». АНО стала его единственным участником, и тендер был объявлен недействительным, после чего «Седьмая студия» получила контракт. Первый транш на проект составил 10 млн руб., которые затем, по данным СКР, были перечислены подконтрольному ИП Синельникову. Затем средства перечислялись, по версии следствия, ООО «Маркет групп», ООО «Премиум», ИП Артемовой, ООО «Актив», ООО «Нескучный сад» и др. Хищения по такой схеме, считает СКР, совершались до июля 2014 года. При этом, говорится в деле, Кирилл Серебренников осуществлял общее руководство преступной группой, взял на себя контакты с Минкультом, которое выделяло средства на проект, Юрий Итин занимался хозяйственными вопросами, Алексей Малобродский и Нина Масляева выводили деньги на подконтрольные фирмы, обналичивали и распределяли их, а Софья Апфельбаум заверяла сметы «Седьмой студии» без их надлежащей проверки. В общей сложности, по подсчетам СКР, было похищено свыше 133 млн руб.

Даже после судебного заседания Кирилл Серебренников не понял, в чем его обвиняют

Фото: Петр Кассин / Коммерсантъ

После выступления прокурора, занявшего более двух часов, судья спросила подсудимых, понятно ли им обвинение и признают ли они вину. Один Юрий Итин сказал, что ему понятно, в чем его обвиняют, но вины, правда, не признал. Остальные фигуранты заявили, что суть обвинения им так и осталась неясна. Господин Серебренников, например, сказал: «Слова понятны, язык русский, но смысл понять не могу». «И даже бедный Олег,— добавил режиссер, указав на прокурора,— тоже, по-моему, не понимает». Господин Серебренников также попросил Минкульт «не тушеваться и разъяснить, в чем мы обманули государство».

Судья предоставила 10 минут для консультаций подсудимых с адвокатами по поводу предъявленных обвинений, но позиции фигурантов это не изменило. Госпожа Апфельбаум лишь напомнила, что Счетная палата не раз проверяла реализацию проекта «Платформа» и замечаний не высказывала.

После этого при обсуждении процедурных вопросов господа Серебренников, Малобродский и госпожа Апфельбаум неожиданно заявили, что желают дать показания немедленно, чем заметно удивили судью: как правило, до допросов обвиняемых дело доходит лишь после того, как выступят свидетели обвинения и защиты. Однако судья согласилась.

Допросить за оставшиеся два часа заседания удалось лишь Кирилла Серебренникова, да и то не полностью. Отвечая на вопросы своего адвоката и время от времени делая вольные отступления, режиссер рассказал, что проект «Платформа» был разработан им в 2010–2011 годах. «Было горько за родину, не было развито такое направление — мультижанровость, искусство на стыке искусств. Я хотел соединить театр, танец, музыку и медиа»,— пояснил обвиняемый. «Когда меня в 2011 году позвали на встречу с президентом (Дмитрием Медведевым.— “Ъ”), я передал ему листики с предложением,— сообщил господин Серебренников.— После чего фельдъегерской почтой мне был доставлен ответ, что проект одобрен. Был предложен срок в три года как минимальный. И небольшой бюджет — не самого лучшего и богатого театра».

Господин Серебренников подчеркнул, что создание «Седьмой студии» было предложено в Минкульте для удобства финансирования проекта, правда, кем конкретно был дан этот совет, вспомнить не мог:

«Дяденькой в сером костюме из экономического отдела». По словам режиссера, он привлек к созданию АНО Юрия Итина, а тот — Алексея Малобродского. При этом использовались типовые документы. Сам же худрук, по его словам, подписывал с Минкультом лишь рамочные соглашения, не особо вникая в их суть и не касаясь финансовых проводок: «Я ни черта в них не понимаю». Господин Серебренников отметил, что все руководители в АНО получали зарплату в 100 тыс. руб. Что касается покупки им квартиры в Берлине (следствие считает, что она была приобретена на украденные средства), то, по словам господина Серебренникова, этим жильем он обзавелся до запуска «Платформы», на деньги, лежавшие на его банковском счету.

Отдельно Кирилл Серебренников остановился на личности Нины Масляевой. Он сообщил, что не знал при приеме бухгалтера на работу, что у нее имелась судимость, однако господин Итин рекомендовал ее как опытного специалиста-бухгалтера. Впрочем, отметил режиссер, когда в АНО провели внутренний аудит, госпожа Масляева скрылась и ее еле нашли. «Когда ей сообщили результаты аудита, она была недовольна,— сказал господин Серебренников.— И лишь во время следствия я выяснил, что Масляева получала больше меня».

Наконец, господин Серебренников вспомнил, что на первый спектакль в рамках проекта он выделил из личных средств полтора миллиона рублей, и такую же сумму дал Юрий Итин. «Деньги мне потом вернули наличными»,— сказал обвиняемый.

Допрос господина Серебренникова продолжится в четверг.

Владислав Трифонов

По информации: «Коммерсантъ»

Обсуждение закрыто.

Scroll To Top