Рейтинг@Mail.ru
Home / БАНКИ / Лицензия на аферу
24.09.2013

Лицензия на аферу

suhov1

В дошедшем до суда деле о покушении на исторические здания Москвы не хватает ключевого фигуранта – зампреда ЦБ РФ Михаила Сухова

На этой неделе СМИ облетела весть из правоохранительных органов о том, что громкое дело о попытке хищения 120 объектов московской недвижимости на 10 миллиардов рублей передано в суд. http://www.kommersant.ru/doc/2302915 Схема, с помощью которой объекты культурного наследия чуть было не стали собственностью мошенников, была завязана на банк «Московский капитал». Ее суть состояла в неправомерном обременении объектов через кредитование этим банком ФГУПов, за которыми и были закреплены памятники истории ( в том числе ансамбль Рогожской ямской слободы XIX века; палаты XVII-XVIII веков на Кожевнической улице; дом Долгоруковых середины XVIII века  в Колпачном переулке; усадьба Снегирева первой четверти XIX века на  Плющихе, храм Святых Первоверховных апостолов Петра и Павла в Ясенево). В 2009 году банк «Московский капитал» был признан банкротом. А поскольку это кредитное учреждение входило в Систему страхования вкладов (ССВ), то Агентству по страхованию вкладов (АСВ) пришлось через суды  взыскивать долги с ФГУПов, впоследствии выставив права требования на торги. Далее злоумышленникам оставалось приобрести их через подконтрольные фирмы. Впрочем, афера раскрылась. Под суд пойдут и чиновники, и банкиры. Правда, не все: ряд ключевых  участников  мошенничества скрылись от следствия. А до иных следователи так и не добрались.

Зампред Банка России Михаил Сухов

Зампред Банка России Михаил Сухов

Например, одним из  обвиняемых стал бывший председатель правления «Московского капитала» Виктор Крестин.  Однако по всему выходит, что рядом с ним на скамье подсудимых должен сидеть  и нынешний зампред Банка России Михаил Сухов. Ведь  не секрет, что заключения о соответствии «Московского капитала» критериям участия в системе страхования вкладов (ССВ) для Комиссии  банковского надзора  ЦБ РФ готовил возглавляемый на протяжении ряда лет Михаилом Суховым департамент банковского  лицензирования. Этот же департамент, где в ту пору директорствовал Сухов, отвечает и за неотозванную вовремя лицензию «Московского капитала». http://www.moscow-post.com/economics/suxovskaja_grjaz_dlja_nabiullinoj11486/

Очевидно, что если бы лицензионный департамент под руководством Михаила Игоревича Сухова исполнил бы надлежащие функции в отношении банка «Московский капитал», то: 1) не было бы предумышленного банкротства этого банка, 2) не удался бы вывод банковских активов, 3) потеряла бы смысл вся грандиозная афера с попыткой хищения с помощью банка 120 объектов московского  культурного наследия.

Возникает вопрос: умышленно ли главный лицензионщик ЦБ РФ Михаил Сухов подыграл  дерзким мошенникам  или же  по халатности не заметил творящихся  у него под носом  преступных приготовлений в столичном банке «Московский капитал»? Если по халатности, то почему вскоре после этой истории Михаил Игоревич, несмотря на протесты ряда депутатов Госдумы, был повышен в должности до зампреда Банка России и члена его совета директоров? А если по злому коррупционному  умыслу, то отчего этот чиновник сидит в руководящем кресле, а не на нарах?

Между тем, поверить в то, что такой ушлый и дотошный в своем деле чиновник, как Михаил Сухов, не ведал о том, что происходит в одном из крупнейших столичных банков,  решительно невозможно. Хотя бы потому, что есть свидетельства многократных и тесных контактов Михаила Сухова и экс- главы «Московского капитала» Виктора Крестина. Причем эти контакты относятся ровно к тому времени, когда кредитное учреждение стало центром махинаций  и из него полным ходом выводились активы. Именно тогда Виктор Крестин и его сын Роман зачастили в кабинет  Михаила Сухова, располагавшийся в ту пору на  улице Житной, 12. Известно и о том, что  наблюдательные источники тогда  отчаянно сигнализировали в лицензионный департамент о нарастающих в банке «Московский капитал» серьезных проблемах. Но Михаил Сухов не только не поставил вопрос об отзыве лицензии у банка отца и сына Крестиных, но и … способствовал  решению о выдаче Центробанком беззалогового кредита «Московскому капиталу» в размере 2 млрд. руб.! http://www.moscow-post.com/economics/kapitalnaja_krysha9934, http://www.fin-crisis.ru/news/2009-05-29-3188   Получается, что довести до конца похищение  сотни культурных объектов столицы  аферистам  так и не удалось, но  зато  Банк России они все же кинули! Вполне справедливо поэтому, что следствие переквалифицировало инкриминируемые фигурантам деяния: вместо ст. 30 УК РФ (покушение на преступление) участникам аферы вменяется мошенничество как свершившийся факт.

http://www.kommersant.ru/doc/2302915  Впрочем, бывший председатель правления банка «Московский капитал» Виктор Крестин, который поначалу активно сотрудничал со следователями и даже заключил в конце прошлого года досудебное соглашение с прокуратурой Москвы, затем отказался от ранее данных показаний. А ведь не исключено, что как раз эти показания и могли  привести следователей в кабинет нынешнего зампреда ЦБ РФ Михаила Сухова. Как поговаривают знакомые с ситуацией источники, у кого-то наверху длинные руки,  которые вовремя заткнули рот Крестину.

Под это определение как нельзя лучше подходит сам Михаил Сухов, которого СМИ не раз уличали в более чем сомнительных  решениях в банковско- лицензионной сфере, но который по-прежнему находится при высокой должности в ЦБ.

Так, именно Сухов и позже пришедший ему на смену директором лицензионного департамента ЦБ Рубен Амирьянц  выдавали и до последнего не отзывали лицензии  ряду дагестанских банков, которые недавно были признаны  «прачечными» и «обнальными». http://www.moscow-post.com/economics/kryshevatel_prachechnyx_i_obnalnyx10964/

Громкий скандал разгорелся и вокруг вывода многомиллиардных активов из БТА-банка, принадлежавшего недавно задержанному во французских Антибах казахстанскому предпринимателю Мухтару Аблязову. При этом БТА-банк до сих пор должен Банку России  11 млрд. рублей, выведенных за рубеж. Как свидетельствовали эксперты банковского рынка, «регулятор не мог не видеть, как выводились эти деньги». А если видел, почему до последнего не отзывал лицензию? Ответ на этот вопрос неминуемо приводит  к подозрениям в коррупции лицензионщиков Центробанка, в первую очередь Сухова и Амирьянца.

После таких многочисленных скандалов  продолжающий курировать лицензионную сферу в Банке России Михаил Сухов заявил о намерении активнее наказывать банки за «сомнительные операции». Но при этом критерии этих операций определяются по субъективным выводам того же Сухова и его подручных. А это значит, что у Михаила Игоревича по-прежнему развязаны руки в вопросах неформальных отношений с коммерческими банками: именно от него зависит, карать или миловать то или иное кредитное учреждение. Широкий резонанс в экспертной среде на днях вызвали сообщения об отзыве лицензий у трех московских банков – «Трансинвеста», «Басманного» и махачкалинского «Бизнесбанка». Непрозрачность механизма принятого решения, а также слухи о закулисных переговорах Сухова и Амирьянца с руководством этих банков (например, о переводе Бизнесбанка в Краснодарский край под другим названием) лишний раз свидетельствуют о пороках в существующей  системе. Скандалом обернулась и  попытка  команды Сухова лишить лицензии тверской банк КБЦ, который по просьбе правительства Чеченской Республики планировалось перевести в Грозный.  Дошло до того, что  учредители КБЦ обратились за содействием в антикоррупционные структуры и к депутатам Госдумы, заподозрив, что предвзятое отношение к банку может быть связано с корыстными интересами «ряда руководящих сотрудников Банка России».

На этом фоне  ситуация с выводом активов из российских банков близка к катастрофической, а степень доверия инвесторов банковской системе стремится вниз. Так, издание «Ведомости» оценивает только официально вскрытый в прошлом году объем банковских «черных дыр» в 24 млрд. рублей. По данным же независимых экономистов, эта цифра может превышать 60 миллиардов рублей! Похоже, для нового руководства Банка России пришло время серьезной ревизии не только принятых решений в лицензионно- надзорной сфере, но и кадров топ-менеджмента.

Олег Молодин

Добавить комментарий

Scroll To Top