Рейтинг@Mail.ru
Home / РЕГИОНЫ / «Модернизация» по-дагестански
06.03.2014

«Модернизация» по-дагестански

Руководитель республики Рамазан Абдулатипов сохранил клановые традиции в управлении регионом

96

На «Кизлярском коньячном заводе» на днях прошли митинги  трудового коллектива. Они связаны с планами нового руководства завода по приватизации предприятия. Пугает работников, конечно, не сам по себе факт приватизации, а то, какими методами и кто ее собирается осуществлять. Люди, долгие годы проработавшие на старейшем и богатом традициями заводе, всерьез опасаются за судьбу предприятия и свои рабочие места. На данный момент прокуратура Дагестана опротестовала постановление Народного Собрания Республики Дагестан о приватизации «Кизлярского коньячного завода». Однако говорить о том, что проблема решена, пока рано, если учесть тот факт, какие ресурсы были затрачены на лоббирование этого решения его инициаторами.

Разматывая клубок противоречий вокруг завода, сталкиваешься с множеством других фактов, свидетельствующих о том, что экономическая жизнь Дагестана подчиняется каким-то особым правилам, не предусмотренным законодательством. Рамазан Абдулатипов, ставший президентом республики в 2013 году, обещал Владимиру Путину побороть «средневековье» и коррупцию в Дагестане. Разбираясь с методами и результатами этой «борьбы», мы обнаружили факты, свидетельствующие о прямо противоположных тенденциях: коррупционный пресс на экономические субъекты и гражданское население стал не меньше, а больше. Рассмотрим все по порядку.

Дагестан – дело тонкое

В Дагестане, как и в других кавказских республиках, неформальная клановая система взаимоотношений, которая гораздо сильнее писаных законов. Широко известно, что патриархальный уклад жизни является питательной почвой для криминала и коррупции. Различные «семьи» ведут между собой борьбу за раздел сфер влияния, и ключевую роль в этой борьбе играет контроль над местными государственными органами власти. Доступ к государственным средствам, административному и силовому ресурсу определяет силу того или иного клана в республике. Даже в советское время не смогли побороть клановую систему, но тогда существовали сложные механизмы расстановки кадров на руководящие должности, которые позволяли сохранить внутренний баланс в кавказских республиках и не допустить межнациональных и клановых конфликтов. В современной России эти механизмы уже не работают. Федеральный центр склонен делать ставку на личностей, которые по тем или иным причинам вызывают в Москве доверие. Сложную ситуацию в Дагестане поручили разруливать политику, доктору философских наук Рамазану Абдулатипову. Видимо, расчет делался на его авторитет, политический опыт и научный бэкграунд. Но очень скоро дагестанцы смогли ощутить на себе, что эти расчеты не оправдались. По собственному признанию Абдулатипова, его кандидатура неоднократно называлась в числе возможных претендентов на пост президента Дагестана, но всякий раз снималась с повестки дня. Однако в январе 2013 года Р.Абдулатипов успешно прошел очередной «кастинг». Есть все основания полагать, что это стало результатом лоббистских усилий группы «Сумма» Зиявуддина Магомедова. Во время президентства Д.Медведева «Сумма» заняла очень серьезные позиции в российском бизнесе благодаря связям братьев Магомедовых с А.Дворковичем. После возвращения В.Путина на пост президента позиции «Суммы» стали слабеть, а другой бизнесмен дагестанского происхождения С.Керимов, напротив, усилился. Для «Суммы» с ее застопорившимися международными проектами (нефтеналивной терминал в Роттердаме) и отсутствием прежних возможностей для экспансии на российских просторах борьба за влияние в родном Дагестане пробрела принципиальный характер. Мы не располагаем подробностями того, какие именно ресурсы задействовали братья Магомедовы, чтобы убедить В.Путина, но, в конечном счете, их усилия привели к успеху.

Р.Абдулатипов не остался в долгу перед своими благодетелями. Структуры С.Керимова начали теснить даже с тех «полян», которые традиционно считались «керимовскими». Борьба ведется за очень крупные «куски». Это Махачкалинский морской торговый порт (ММТП), проект реконструкции Махачкалинского аэропорта «Уйташ» и целый ряд других проектов, за которые бьются представители двух олигархических групп. Зять Р.Абдулатипова Магомед Мусаев и раньше осуществлял ряд проектов для группы «Сумма». Но настоящий простор для творчества он получил после того, как Р.Абдулатипов вступил в должность президента Дагестана.

Вся власть Совету! Стратегическому

Мы уже упоминали о том, что Р.Абдулатипов обещал В.Путину побороть «средневековье» и коррупцию в республике. А теперь расскажем, как он решал эту задачу и читатели пусть сами делают выводы. Абдулатипов издал документ под названием Приоритетные проекты Президента Дагестана, в котором содержится такой пассаж: «Создание пула «уполномоченных бизнесменов», получающих определенные законом допустимые преференции от региональной власти, обеспеченные заказами и поддержкой власти и защищенные от силового произвола опекой института Президента. Обратная часть сделки: налоговая нагрузка — минимум 10 проц. с оборота». Это наукообразная формулировка фактического сращивания бизнеса и власти. Причем, в документе оговорена сумма, которую бизнес должен платить за «опеку» со стороны Президента. С юридической точки зрения этот документ не выдерживает никакой критики. Что значит «обеспеченный заказами», когда все госзакупки должны проходить по конкурсам? А если фирма, находящаяся под «опекой» предлагает худшие условия выполнения госзаказа, чем конкурент, то как должен реагировать на ситуацию «институт Президента»? Он ведь обязался обеспечить заказами подопечных?

Такого рода юридических нестыковок в документе предостаточно. Но гораздо важнее практика, которая и есть критерий истины.

Р.Абдулатипов начал «борьбу со средневековьем» созданием Стратегического совета при Президенте Республики Дагестан, который возглавил руководитель Сбербанка РФ Герман Греф. Впрочем, Г.Греф, скорее, брэнд Совета, чем реальный руководитель.  Исполнительный комитет Стратегического совета возглавил зять Р.Абдулатипова Магомед Мусаев. Москвичи запомнили его как скандального директора Всероссийского выставочного центра (ВВЦ). Мусаев был отстранен от этой должности вскоре после того как демонтировал самолет-музей ТУ-154 на территории ВВЦ. Но важно даже не это, а то, что некогда всесоюзная выставочная площадка превратилась в сквер с мангалами на каждом шагу. ВВЦ как выставочная площадка не идет ни в какое сравнение с «Экспоцентром» и «КРОКУС-ЭКСПО». Ни одной значимой международной выставки на ВВЦ не проводится. Сплошные ярмарки и торговля ширпотребом. Новому руководству ВВЦ вернуть прежний престиж и крупных экспонентов крайне тяжело – слишком жесткая конкуренция на рынке. Все это во многом заслуга «эффективного менеджера» М.Мусаева, опустившего ВВЦ до уровня «шашлык-центра». Имея такой опыт руководящей работы М.Мусаев назначается Р.Абдулатиповым на пост с очень широкими полномочиями. По положению Исполком выполняет лишь функции по организации деятельности Стратегического совета. Но это теория, а в реальной жизни Исполком выполняет многие функции правительства, связанные с перераспределением имущества и финансовых потоков, т.к. Абдулатипов вывел эти функции из под зоны ответственности правительства. Это был довольно грамотный аппаратный ход, т.к. назначить М.Мусаева в правительство Р.Абдулатипову, скорее всего, не позволили бы «наверху». Странный юридический казус, когда Исполком общественной организации, каковой является Стратегический совет, отвечает за «формирование вклада Республики Дагестан в капитал Корпорации развития Дагестана (утвержденный перечень имущества РД, вносимого в качестве вклада в уставный капитал Корпорации)». Если вынести за скобки все родственные связи руководителей республики и представителей Стратегического совета, то получается весьма странная картина. Мало ли какая общественная организация присвоит себе право распоряжаться имуществом республики? На каком юридическом основании издаваемые этой организацией документы должны приниматься к исполнению? И тем не менее Исполком Стратегического Совета ни много ни мало осуществляет «проведение независимой оценки имущества Республики Дагестан, вносимого в качестве вклада в уставный капитал Корпорации с привлечением компаний — мировых лидеров в области оценки активов». В переводе с чиновничьего на нормальный язык это означает, что Исполком может  отбирать государственное имущество для дальнейшего изъятия по своему усмотрению, подбирать оценщика этого имущества исходя из своих пристрастий, а дальше… К чему такой подход приводит проиллюстрируем на примере «Кизлярского коньячного завода» с которого и начали статью.

Дешевый коньяк и другие истории

Р.Абдулатипов, вступив в должность Президента РД заявил об отмене приватизации «Кизлярского коньячного завода». Он мотивировал это тем, что реальная стоимость предприятия колеблется в районе в 12-20 миллиардов рублей. Намерение Президента не продешевить с продажей госимущества было встречено общественностью с одобрением. Далее последовала цепь событий, которая показала куда часто заводят благие намерения. На должность зам. директора завода был назначен племянник главы Р.Абдулатипова Камиль Мирзаалиев, не имеющий опта работы в алкогольной отрасли. Головное для завода объединение «Дагвино» ликвидировали, а решением ликвидационного управляющего генеральным директором завода назначили руководителя «Дербентского завода игристых вин» Магомеда Садуллаева. Но самое интересное, что после проведения «независимой оценки» предполагаемая цена продажи предприятия снизилась до 4 млрд. рублей. Об этом на пресс-конференции объявил сам Р.Абдулатипов. Это при том, что только коньячные спирты в хранилищах стоят не менее 6 млрд. рублей. Неужели спирт из коньков выветрился, пока проводилась оценка? Или имеет место какая-то схема? Мы оставляем вопрос открытым, но чтобы читателей не обделять пищей для размышлений приведем еще ряд фактов.

АО «Корпорация развития Дагестана» было создано в октябре 2013 года и получило взносов в уставный капитал 30 млн. рублей деньгами и 2,13 млрд. рублей земельными участками, хотя по закону о бюджете Дагестана предусматривалась в 3 млн. рублей взноса.  Стоимость участков оценивала консалтинговая группа ОАО «НЭО ЦЕНТР» из г.Москва (Договор об оценке имущества, вносимого в уставный капитал Корпорации № ОА-ЛК-0810/13 от 13 августа 2013 года). Сразу отметим, что эта фирма не была замечена в компании «мировых лидеров в области оценки активов». Наверное, «мировых лидеров оценки» сильно удивило бы, что 115,5 га элитных земельных участков в городах Махачкале, Каспийске, на побережье Каспийского моря оказались удивительно дешевы —  1800 рублей за кв. метр. При этом средняя цена на рынке составляет 20-35 тысяч рублей.  Специалисты подсчитали, что на заниженной оценке, организованной Исполкомом Стратегического Совета, государство потеряло около 20 млрд. рублей. Но на этом истории с участками не кончаются.

Снова земельные участки

В начале статьи мы выразили сомнение в законности и целесообразности передачи широких полномочий по распоряжения имуществом республики общественной организации Стратегический совет при Президенте Республики Дагестан. Довольно странно, что эта структура подменяет собой правительство Дагестана. Широкие полномочия руководителя Иполкома стратегического Совета просто поразительны. В прошлом году «на ковер» в правительство республики вызвали директоров промышленных предприятий, которым сообщили, что надо передать в «Корпорацию развития Дагестана» занимаемые ими земельные участки и перевести производства за город на специально отведенные инвестиционные площадки. Напомним что, «Корпорация развития Дагестана»  организована и курируется Исполкомом Стратегического совета.  Предприятия в общей сложности должны освободить около 7 млн. кв. метров земельных участков, которые оцениваются в десятки миллиардов рублей. Переезд производства на новое место – технически очень сложная задача, которая требует немалых затрат. Но ведь сейчас не война, чтобы все предприятия одним махом переводить за город. К чему такая спешка? Зачем устраивать форс-мажор в мирных условиях? Показательны фигуры кураторов проекта. Вице-премьер Магомедгусен Насрутдинов сейчас находится в СИЗО.  Абусупьян Хархаров находился в международном розыске по делу о хищениях государственных средств, выделенных на реконструкцию Махачкалинского морского торгового порта до того, как занял кресло вице-премьера. Руководитель рабочей группы Исполкома Стратегического совета Булат Столяров возглавляет PR-фирму, которая отметилась скандалами в Татарстане, Волгоградской области и ряде других регионов.

Как всегда в таких случаях, не обходится без странных совпадений. Например, земельные участки, примыкающие к «Заводу им. М.Гаджиева» принадлежат родственникам Абусупьяна Хархарова. На них планируется жилищная застройка. Завод занимает почти 24 га в центре Махачкалы. По рыночным ценам этот участок оценивается примерно в 5 млрд. рублей. Есть за что бороться.

Что касается упомянутого Булата Столярова, то он возглавляет консалтинговую фирму «1КР Огоир» (Институт региональной политики). В качестве руководителя рабочей группы Исполкома Стратегического совета он занимается разработкой приоритетных проектов президента Дагестана. За фирмой «1КР Огоир» тянутся «хвосты», наводящие на определенные размышления. Контрольно-счетная палата Волгоградской области подтвердила факты нарушения бюджетного законодательства при создании национально-патриотического центра «Победа». Разработчиком выступал тот самый «1КР Огоир». Независимые аудиторы усомнились в том, что представленная на Сочинском форуме авангардная скульптура «Родина-мать в цветах» могла реально стоить 9,6 млн. рублей.

В Республике Татарстан сотрудничество с «1КР Огоир» стоило кресла теперь уже бывшему министру экономики Республики Татарстан Марату Сафиуллину. Дело было связано с нарушением условий конкурса на разработку стратегии развития региона.

В Дагестане у Булата Столярова, в силу доверительных отношений с М.Мусаевым, все складывается намного удачней. Только за «Выполнение комплекса работ по созданию коммуникационной стратегии Республики Дагестан и ее реализации в 2014 году» фирма Столярова получает 60 млн. рублей бюджетных денег. А концепция развития территории Махачкалинско-Каспийской агломерации обошлась бюджету уже 90 млн. рублей. Конечно, все это «цветочки» на фоне миллиардов, которые крутятся в операциях с земельными участками. Но когда таких «цветов» много, то «Родина-мать» недосчитывается весьма крупных сумм в бюджете республики.

Сергей  Васильев

Обсуждение закрыто.

Scroll To Top