Рейтинг@Mail.ru
Home / РАССЛЕДОВАНИЯ / Снайперов нанял майдан
06.03.2014

Снайперов нанял майдан

sn

За снайперами в Киеве стоял не Янукович, а кто-то из «новой коалиции»

Новая скандальная запись, появившаяся в интернете, может затмить по своим резонансу и политическим последствиям утечку телефонного разговора между заместителем госсекретаря США Викторией Нуланд и американским послом в Киеве Джеффри Пайеттом. Те «всего лишь решали», кто более «уместен» для США в кресле украинского премьера, «определив» удобного Вашингтону «фаворита» — Арсения Яценюка.

Новая утечка затрагивает более серьезные темы: объясняет механизм прихода к власти противников Януковича, а самое главное, дает ответ на главный вопрос майдана — кто виновен в гибели десятков людей на киевской площади Независимости 18-20 февраля. Главный вывод: снайперов нанял майдан. Однако поражает реакция Запада на факт и содержимое утечки. Никого не удивляет сам факт присутствия в Киеве людей, убивавших за деньги. И вот в цивилизованной Европы обнаруживается полное молчание по этому поводу. Наоборот, идет выявление тех, кто мог организовать прослушку. И именно на них, а не на убийц, переводят стрелки в этом громком скандале. К слову, в четверг главы МИД стран ЕС, собравшиеся в Брюсселе, категорически отказались комментировать запись.

Иной была реакция на Смоленской площади. «Мы обратили внимание на появившиеся в интернете записи, — сказал собеседник агентства. — Отказ ЕС комментировать их вызывает удивление, ведь не так давно высокопоставленные представители стран Евросоюза активно комментировали аудиозапись Виктории Нуланд». Ранее на странице МИД РФ в Facebook появилась фраза по поводу сообщений СМИ: «Оказывается, Европейский союз знает, что за снайперами на Майдане стояла оппозиция!».

Кстати, МИД Эстонии уже после ее обнародования подтвердил подлинность разговора. Если то, о чем говорил эстонский премьер, окажется правдой, то «пленка», как отметил сам Паэт, сильно ударит по «коалиции оппозиционеров». Здесь важно отметить несколько деталей. Во-первых, столь сенсационное признание, причем в беседе с «министром иностранных дел» Евросоюза, которая внесла свой весомый вклад в поддержку лидеров оппозиции, сделал глава МИД Эстонии — страны, по известным причинам не замеченной в симпатиях к России. Во-вторых, Паэт подробно рассказывает об уликах и доказательствах, не оставляя сомнений в том, что как в митингующих, так и в силовиков, разбиравшихся между собой на майдане, стреляли одни и те же киллеры. Та самая «третья сила», о которой говорили и силовики, и независимые наблюдатели, но которую в упор отказывались замечать оппозиционеры, виня в гибели превознесенной ими «небесной сотни» преданных властями «беркутовцев». Кстати, профессионалы из «Беркута» отмечали отменную выучку снайперов: киллеры стреляли не абы в кого, а били по тем бойцам, которые стояли у края шеренги спецназа, идущего в наступление. Стреляли в открытую часть, ту, которую не прикрывает бронежилет — в подмышки — пулями со смещенным центром тяжести, чтобы те поразили как можно больше внутренних органов. В результате более 20 бойцов «Беркута» и внутренних войск погибли не в результате столкновений со штурмовиками, а сраженные предательскими пулями снайперов-одиночек. Наибольшее количество жертв на счету снайпера, который начал палить по силовикам еще ранним утром 20 февраля, когда еще пылали покрышки на майдане. Свою стрельбу киллер вел из позже сгоревшего Дома профсоюзов, который к тому времени еще находился под полным контролем боевиков. Бойцы «Беркута» через несколько часов освободили профсоюзное здание от майдановцев. Однако снайпер к тому времени успел выстрелить в съемочную группу телевизионщиков канала «Россия Сегодня», которые вели репортаж из гостиницы «Украина», что располагается в трехстах метрах напротив: пуля прошла в десятках метрах от корреспондента. Впрочем, ни об этом, ни о других случаях не рассказали украинские «независимые» электронные средства массовой информации, которые представляли майдановцев «революционными романтиками», а убитых гражданских лиц, которых позже и назовут «небесной сотней», погибшими от рук «кровожадных беркутовцев».

В-третьих, важен тот вывод, который напрашивается из разговора. Итак, говоря о том, что новая коалиция не хочет расследовать эти события, Паэт констатирует: за этими снайперами стоял не Янукович, а кто-то из новой либеральной и националистической коалиции, пришедшей к власти. Конечно, киевская оппозиция разнородна и пестра, как лоскутное одеяло: в ней есть реестровые лидеры, такие как Кличко и Яценюк, а есть «серые воинственные кардиналы», такие как Ярош, за которым, как бы сам глава «Правого сектора» не говорил о своей независимости, наверняка стоят западные покровители и националистически настроенные бизнесмены. Мне лично вспоминается один эпизод из жизни февральского майдана, который выпал из поля зрения местных телеканалов. В те же роковые для Украины дни 19-20 февраля, когда майдан почувствовал приближение победы, местные активисты остановили уезжающую от площади Независимости машину представительского класса. И хотя за рулем авто сидел «свой» — депутат от «Батькивщины» Пашицкий, кадры видеосъемки «утекли» в глобальную сеть: в багажнике авто «местный слуга народа» вывозил американскую снайперскую винтовку, смущенно улыбаясь. Происхождение этой «штуки» депутат не объяснил, через несколько недель он был назначен заместителем секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины.

Впрочем, понять, кто именно из противников Януковича нанимал «киллеров», в этой ситуации крайне сложно. Да это и неважно. Важно подтверждение работы в Киеве «третьей» умелой и обученной силы, которая, в конечном счете, «открыла дорогу» для оформления госпереворота, поспособствовав, тем самым тектоническим сдвигам в украинской политической системе. Теперь из ряда на первый взгляд разрозненных и пугающих фактов и складывается тот «пазл», раскрывается весь механизм свержения легитимного, пусть и неприемлемого для некоторых режима Януковича. Придуманный иностранными и националистически настроенными «кукловодами» сценарий силового свержения президента на практике реализовывался хорошо подготовленными людьми. Сначала теми, кто таил злобу на Киев и Россию, обучаясь искусству «мочить «Беркут» на базах в Закарпатье, или, как подтвердилось вчера, под руководством американских инструкторов, проходя боевую подготовку прямо под Киевом. А в довершение он «оформлялся» профессиональными киллерами, стреляющими без разбора в «своих и чужих», чтобы посеять панику у силовиков, заставить их уходить в оборону. Убить и стар и млад — ведь немалую часть жертв среди погибших 77 гражданских лиц на майдане составили не штурмовики «Правого сектора», а вполне мирные люди, пришедшие на площадь ради любопытства.

Их кровь, которая оказалась на совести снайперов, была принесена в жертву майдану, как во времена жестоких жрецов майя. А дальнейшее — свергнуть «кровопролитный режим» — было лишь делом техники.

Полная расшифровка беседы
Паэт: Здравствуйте.

Эштон: Здравствуйте. Как у Вас дела?

Паэт: Хорошо. А у Вас?

Эштон: У меня всё в порядке. Хотела поговорить с Вами и узнать Ваши впечатления.

Паэт: Хорошо. Я вернулся только вчера вечером, так что я был там один день.

Эштон: Да. Какие впечатления?

Паэт: Впечатления грустные. (Эштон говорит «Угу».) Я встречался с представителями «Партии регионов», также с представителями новой коалиции и представителем гражданского общества. Ее зовут Ольга (Богомолец — прим. RT). Вы должны знать ее.

Эштон: Да, Ольга. Я с ней знакома.

Паэт: Да. Мои впечатления действительно печальные. Отсутствует доверие, в том числе доверие к тем политикам, которые сейчас возвращаются в коалицию. Майдан и гражданское общество говорят: «Нет, у всех этих людей в новом правительстве — грязное прошлое».

Эштон: Так.

Паэт: Той же самой Ольге и другим представителям гражданского общества поступали предложения войти в состав нового правительства, но Ольга, например, прямо говорит, что готова пойти в правительство только вместе со своей командой, с зарубежными экспертами, для того чтобы начать реальную реформу здравоохранения.

Эштон: Так.

Паэт: Так что уровень доверия полностью нулевой. С другой стороны — все эти проблемы, связанные с обеспечением безопасности, территориальной целостностью, Крымом и так далее.(Эштон говорит «Угу».) «Партия регионов» пребывает в абсолютно подавленном состоянии. Они сказали, что принимают тот факт, что будет новое правительство, состоятся досрочные выборы. Но на депутатов парламента оказывают колоссальное давление. Ночью к членам партии приходят «незваные гости».

Эштон: Так.

Паэт: Некоторые журналисты, которые были со мной, видели, как днём эти люди с оружием на улицах прямо у здания парламента избивали депутата.

Эштон: Да.

Паэт: Все эти проблемы остаются. И, конечно, Ольга и другие сторонники гражданского общества абсолютно уверены, что люди не покинут улицы, до тех пор пока не увидят, что начались реальные реформы. Что недостаточно просто сменить правительство.

Эштон: Да.

Паэт: Таковы основные впечатления. И Евросоюз — и, конечно, такова точка зрения Эстонии — мы должны быть готовы вместе с другими предложить этот финансовый пакет.

Эштон: Да.

Паэт: Необходим абсолютно чёткий сигнал о том: «Смены правительства недостаточно, необходимы реальные реформы, реальные действия, направленные на повышение уровня доверия. В противном случае всё это плохо кончится».

Эштон: Да.

Паэт: В «Партии регионов» мне тоже сказали: «Вот увидите, если люди на востоке Украины действительно очнутся и… и… и начнут заявлять о своих правах…» Некоторые в Донецке уже говорят: «Мы не можем больше ждать, когда закончится украинская оккупация в Донецке. Это русский город, мы хотим, чтобы Россия вмешалась». И так далее. Такие вот впечатления, вкратце.

Эштон: Всё это очень и очень интересно. У нас только что прошла большая встреча с Олли Реном и другими комиссарами.

Паэт: Да.

Эштон: Мы обсуждали возможные действия.

Паэт: Так.

Эштон: То есть мы будем работать над финансовыми пакетами — кратко-, средне- и долгосрочными.

Паэт: Да.

Эштон: Здесь всё — и как быстро изыскать средства, и как поддержать МВФ и как привлечь инвестиционные пакеты и бизнес-лидеров и так далее. Что касается политической стороны вопроса: какие ресурсы у нас есть. Я сказала представителям гражданского общества, Яценюку, Кличко и всем тем, с кем я встречалась вчера: «Мы можем предоставить вам людей, которые знают, как проводить политические и экономические реформы. Ближайшие к Украине страны сами прошли через масштабные изменения и большие политико-экономические реформы. У нас огромный опыт, которым мы с вами с радостью поделимся». Я сказала людям на Майдане: «Да, вы хотите реальных реформ. Но сначала необходимо разобраться с ближайшей перспективой — найти способ начать процесс — антикоррупционный, да, это трудно. Нужно подобрать людей, которые будут работать вместе вплоть до выборов. Нужно, чтобы вы были уверены в процессе». Я сказала Ольге: «Да, возможно вы не были министром здравоохранения, но вам нужно подумать о том, чтобы стать им в будущем. Потому что такие люди, как вы, нужны, чтобы претворить всё это в жизнь». Но я также сказала им: «Если вы будете только строить баррикады, блокируя здания, и правительство функционировать не будет, то мы не сможем направить вам деньги, потому что нам нужно сотрудничать с каким-то партнёром».

Паэт: Абсолютно верно.

Эштон: И я сказала лидерам оппозиции, которые вскоре станут членами правительства: «Вам нужно общаться с Майданом, вести с ним диалог. Но ещё вам нужно, чтобы на улицы вернулись обычные сотрудники МВД с новым ощущением своей роли, чтобы люди чувствовали себя в безопасности». Я сказала представителям «Партии регионов»: «Вы должны возлагать цветы в память о погибших; должны показывать, что понимаете, что здесь произошло…

Паэт: Совершенно верно.

Эштон: …потому что сейчас вы сталкиваетесь с гневом тех, кто видел, как при этой коррупции жил Янукович, и вас воспринимает так же. Кто-то потерял близких — из-за его приказа». И вообще, в городе слишком много горя и потрясений. И это проявится самым неожиданным образом, если не проявлять осторожности. Думаю, над всем этим нужно работать. Сегодня мы провели большую встречу…

Паэт: Прошла.

Эштон: …чтобы постараться провести эту работу. Но да, Ваши наблюдения очень интересны.

Паэт: Всё это так. Единственный политик, о котором представители гражданского общества отзывались позитивно, — это Порошенко.

Эштон: Да. Да.

Паэт: Он пользуется определенным, так сказать, доверием у людей на Майдане и у гражданского общества. А ещё — и это очень неприятно… И Ольга также об этом говорила… Согласно всем имеющимся уликам, люди, которые были убиты снайперами, с обеих сторон, и милиционеры, и люди с улицы… Работали одни и те же снайперы, убивающие людей с обеих сторон.

Эштон: Да… это ужасно.

Паэт: Она показала мне фотографии и сказала, что как врач может говорить об одном и том же «почерке»…

Эштон: Да.

Паэт: …об одном типе пуль. И крайне тревожит то, что новая коалиция не желает расследовать точные обстоятельства происшедшего. Стремительно растёт понимание того, что за этими снайперами стоял не Янукович, а кто-то из новой коалиции.

Эштон: Я думаю, этой информацией нужно заняться. Об этом речи не шло. Но это интересно. О Господи…

Паэт: Да. И тревожно то, что этот фактор может с полной силой начать жить собственной жизнью. Он уже с самого начала дискредитирует новую коалицию…

Эштон: И в этом вопросе им тоже нужно быть очень осторожными. Им нужно добиваться больших перемен. Но нужно, чтобы Рада работала. Если Рада не сможет работать…

Паэт: Именно!

Эштон: …будет полный хаос. Быть активистом и врачом — это очень важно. Но это значит, что ты не политик. И в ближайшие недели им нужно будет освоиться…

Паэт: Совершенно верно.

Эштон: …с тем, как будет работать государство. А потом будут выборы, и ситуация может измениться. Думаю, тогда всё будет в порядке. Я планирую возвратиться в начале следующей недели. Может быть, в понедельник.

Паэт: Очень важно, чтобы туда приезжали люди из Европы, и вообще с Запада. Очень и очень важно.

Эштон: Мирослав (Лайчак, глава МИД Словакии — прим.) едет в пятницу с Вишеградской группой. В воскресенье — Уильям Хейг. А я — в понедельник.

Паэт: Я слышал, что канадский министр прибывает в пятницу, и уже побывал Уильям Бернс.

Эштон: Я знаю.

Паэт: С Бёрнсом мы встречались вчера в Киеве.

Эштон: Не знала, едет ли Бэрд (министр иностранных дел Канады — прим.). Да. Спасибо Вам, мой друг.

Паэт: Спасибо и Вам. Всего наилучшего. Успешной поездки в Австралию.

Эштон: Что?

Паэт: Успешной поездки в Австралию.

Эштон: Австралия? Нет. Я вынуждена отложить поездку, поскольку должна заниматься Украиной.

Паэт: Хорошо. До свидания.

Максим Макарычев
Фото: gigamir.net

Источник: rg.ru

Обсуждение закрыто.

Scroll To Top