Рейтинг@Mail.ru
Home / РАССЛЕДОВАНИЯ / С КЕМ ВЫ, MISTER GLUSHKOV?
19.03.2014

С КЕМ ВЫ, MISTER GLUSHKOV?

Как топ-менеджер PepsicoRussia  скрывается от СМИ и юлит по вопросу Крыма.

43

Если гора не идет к Магомету, то Магомету приходится самому идти к горе. Эта поговорка как нельзя кстати подходит к ситуации, сложившейся между редакцией нашего российского интернет- издания  Polytika.ru и официальным представителем американской компании Pepsico Сергеем Глушковым. Еще в конце прошлого года мы направили вице-президенту по корпоративным отношениям и связям с общественностью Pepsico-Russia мистеру Глушкову вопросы, на которые так и не получили вообще никакого ответа.  Напомним содержание наших вопросов к американской компании и ее представителю, уполномоченному на них отвечать:

вице-президент Pepsico-Russia Сергей Глушков еще не определился по крымскому вопросу

вице-президент Pepsico-Russia Сергей Глушков еще не определился по крымскому вопросу

1.Является ли питьевая вода, продаваемая под вашим брендом, минеральной водой из подземных источников или же очищенной водопроводной водой?

2.Указываете ли вы на этикетках информацию о степени и методах очистки воды. Если нет, то по каким причинам?

3. Как вы можете прокомментировать сообщения СМИ  о неоднократном выявлении в бутилированной питьевой воде вредных для здоровья людей компонентов? (Например, в апреле 2013  года информагентства  сообщили, что в результате проверки партий такой  воды было выявлено превышение допустимого уровня содержания диоксида углерода, а также аммиака и аммоний-иона).

4. Поддерживаете ли вы введение в России стандартов питьевой воды в рамках действия Федерального закона  № 416 «О питьевой воде и питьевом водоснабжении»?

Возможно, конечно, что перечисленные выше вопросы показались м-ру Глушкову неудобными или даже  не очень приятными. Но родились эти вопросы к деятельности Pepsico не на пустом месте. За каждым вопросом стоит конкретный факт. Поэтому мы полагали, что м-р Сергей Глушков в силу своих должностных обязанностей непременно ответит на направленные ему вопросы или  выступит с соответствующим комментарием. Но время шло, а от Глушкова – ни слова, ни полслова. Пришлось самой ехать в офис Pepsico-Russia, что в Москве на улице Земляной вал, 9.

При входе в здание службу несут охранники в униформе, похожей на  обмундирование американских копов. Такой антураж , очевидно, призван ненавязчиво напомнить посетителям, что здесь хоть и Russia, но все-таки Pepsico. То есть территория вполне себе американской компании. Хмурый секьюрити профессионально интересуется, по какому я здесь вопросу, к кому и с какой целью. Очевидно, подозрительность связана с напряженностью между РФ и США по крымско- украинским проблемам. Конечно, взаимные санкции пока еще не коснулись корпоративного сектора, но в Pepsico на всякий случай уже проявляют бдительность. Выясняется, что пропуска к мистеру Глушкову у меня нет: накануне секретарь -референт Глушкова ответила отказом на просьбу оформить такой пропуск и организовать встречу с шефом. Мотив: шеф крайне занят, у него нет времени отвечать на вопросы о качестве питьевой воды Pepsico. Но в Polytika.ru работают настойчивые репортеры, поэтому после очереди звонков по внутренней связи ко мне спускается сотрудница аппарата вице-президента Глушкова. Чтобы не осложнять понапрасну жизнь этой , в общем-то, обаятельной девушке, назовем ее Надеждой.

-Вам же сказали, что Сергей Михайлович не будет отвечать на ваши вопросы про воду, — устало твердит Надежда.

-А если не про воду, а про Крым? – провоцирую я в ответ.

На лице сотрудницы – замешательство.

-А причем здесь Крым? – обеспокоенно вопрошает Надежда. —  Наша компания Pepsico-Russia  вне политики…

Вот тут-то Надежда со своим Глушковым и своей Pepsico сильно ошибается. Экономика в сконцентрированном виде – это и есть политика. Это в России известно еще со времен Ильича. Пользуясь поворотом в разговоре, сыплю вопросами, которые хотелось бы адресовать официальному представителю Pepsico-Russia Сергею Глушкову. Например, участвовали ли сотрудники компании в митингах солидарности с народом Крыма, сделавшим свой исторический российский выбор? Планирует ли компания гуманитарные акции в поддержку крымчан, включая поставки своей продукции?

-Я не знаю, что вам отвечать, — честно призналась растерявшаяся Надежда. –Сергей Михайлович сейчас в Соединенных Штатах… Конечно, ему можно позвонить, но надо учитывать разницу во времени…

Надежда могла говорить еще долго. Но   тут произошло совсем уж невероятное событие, которого мы обе не ожидали.  Мимо нас из офиса компании Pepsico-Russia к подъехавшему служебному авто стремительной походкой пронесся человек с узнаваемой бородкой и очками. Сомнений быть не могло: это вице- президент по корпоративным отношениям и связям с общественностью Сергей Глушков, встречи с которым я безрезультатно  добивалась.

Сергей Михайлович! – окликнула я его. – Постойте! Америка от вас не уйдет, она вас и так не забудет. А вот российские СМИ могут начать вас игнорировать за ваше некрасивое молчание и отказ отвечать на вопросы!

-А я не в Америку,- бросил мне в ответ уже на ходу этот неразговорчивый вице-президент Pepsico-Russia. – Я… на Красную площадь!

Это, конечно, была шутка. Но я , признаюсь, поначалу поверила. Ведь в этот исторический мартовский день 18 числа москвичи и гости столицы и вправду спешили на Красную площадь, чтобы поддержать послание президента РФ Федеральному Собранию по ратификации договора о вступлении Республики Крым и города Севастополь в состав России. Неужели даже топ-менеджера американской компании мистера Глушкова это событие не оставило в стороне и подвигло встать в один ряд с митингующими патриотами страны?

Об этом я тут же спросила ошарашенную глушковскую сотрудницу Надежду.

-Вы что- собираетесь написать, что Глушков участвовал в митинге в поддержку присоединения Крыма к РФ? – с ужасом прошептала в ответ сотрудница.

-Конечно! Он же сам сказал, что едет на Красную площадь. Будьте уверены, эта новость распространится по всем отечественным и даже, может быть, мировым  информационным агентствам, — заверила я  Надежду.

И тут только до меня дошло, что означала бы для Глушкова такая новость, появись она на ленте Ассошиэйтед Пресс или, на худой конец, в одном из российских агентств, которые мониторят за океаном. Топ-менеджер американской компании не может митинговать за Крым в то время, когда США отказываются признавать прошедший там референдум. То есть, конечно, в американскую тюрьму за это Глушкова, скорее всего, не посадят, но точно посмотрят на него косо.

-Понимаю, — с сочувствием говорю Надежде. – Издержки работы в транснациональной компании. В таком случае давайте напишем, что Сергей Михайлович  разделяет взгляды оппозиции по крымскому вопросу. Ведь это наверняка будет способствовать его карьерному росту в Pepsico?

На сей раз у Надежды вообще не нашлось слов. Она лишь замахала на меня руками, будто пытаясь уберечь от рокового для ее шефа поступка. Разговор, как и мой визит в Pepsico, на этом был окончен. На прощание я выразила Надежде и ее шефу Глушкову  искреннее сочувствие в связи с той непростой ситуацией, в которой они оказались. По -русски это называется «свой среди чужих, чужой среди своих».

Ольга ПАНФИЛОВА

 

Обсуждение закрыто.

Scroll To Top